Полная версия сайта

Марк Горонок. Все будет хорошо?

«Полгода назад я решил покончить с собой. В бессознательном бреду перед глазами стали возникать картины прошлого...».

Помню, как Игорь Дмитриев после закрытия занавеса вдруг закричал: «Одну секундочку! Я хотел бы сказать досточтимой публике, что это несчастный курс! Астрахан практически бросил бедных детей, и вот результат — та бездарность, что вы видите...» Дмитрий Хананович стоял и слушал, как его поливают грязью, это было гадко. Потом он поднялся на сцену, и ему зааплодировал весь зал.

Мы отыграли «Вора в раю» три месяца с бешеным успехом, но его сняли с репертуара. Руководить театром пришла Татьяна Казакова, и всем студентам Астрахана пришлось написать заявления об уходе.

Вместе с нами ушел и знаменитый Шурик — Александр Демьяненко, которому новоиспеченный главреж заявила: «Я вас как актера не знаю!» «Астрахановцы» разбрелись по театрам города, я же решил поехать в Москву — попытать счастья.

Мама полностью одобрила мой план. Она всегда считала, что нужно идти вперед, развиваться. Отец тогда уже эмигрировал в Америку, в Кливленд, и открыл собственную мастерскую по изготовлению и реставрации струнных инструментов. От него не было вестей, да в общем-то я и не ждал его совета. Приехав в столицу, заявился в ресторан «Трам», который находился в цокольном этаже «Ленкома» и принадлежал Збруеву, нашел его и попросил: — Александр Викторович, хочу у вас в театре работать.

Зашел к Захарову и закричал: «Я хочу играть  у вас в театре!» Он говорит: «А что вы орете-то?! Идите к помощнику режиссера, оформляйтесь»

Не могли бы вы за меня похлопотать?

Он покачал головой:

— Иди к Марку Анатольевичу, не волнуйся, тебя узнают, попробуй сначала сам.

Постучав в кабинет Захарова, я услышал раздраженный рык: «Закройте дверь!» Спускаюсь обратно в «Трам» и говорю Збруеву: «Он меня выгнал». Александр Викторович настоятельно советует идти снова. В общем, набрался наглости, зашел к Захарову и закричал:

— Да не уйду я никуда! Я приехал из Питера и хочу играть у вас в театре!

Он говорит: — А что вы орете-то?!

Идите к помощнику режиссера, оформляйтесь.

Так я начал работать в «Ленкоме». Сначала на птичьих правах, потом закрепился в труппе.

Первая же репетиция, которую увидел, произвела на меня колоссальное впечатление. Это была знаменитая «Юнона» и «Авось» с Николаем Караченцовым. Просто кожей почувствовал, с каким пылом, азартом в миллиардный раз Петрович бежит по проходу, призывая этим и остальных актеров максимально выкладываться. Я понял, что «Ленком» — театр, в котором можно дождаться своего звездного часа. Учиться и ждать, учиться и ждать...

По коридорам мимо меня ходили гении. Мы обедали в одной столовой, вместе проводили свободные минуты. Я смотрел их спектакли из-за кулис, наблюдал за их жизнью в гримерках.

Это было так здорово!

Мы часто разговаривали с Евгением Леоновым. Помню, он объяснял мне, что такое знаменитость: «Вот когда тебя в бане будут узнавать, тогда ты звезда!» Кстати, лучший урок отношения настоящей звезды к публике мне преподал Михаил Ульянов на съемках фильма «Все будет хорошо».

Он сидел в ожидании команды Астрахана в образе нищего старика. Местные бомжи, увидев актера, собрали что могли. Кто принес бутылку пива, кто нарвал на лужайке цветы. Они стали дарить все это своему кумиру. Ульянов принимал, обнимал их, грязных и опустившихся, и чуть не плакал.

Но вернемся в «Ленком». У Абдулова была страсть — рулетка.

Александр Гаврилович тогда уже плохо себя чувствовал, у него развился страшный тромбофлебит, врачи запретили пить, курить, прописали диету. Но он на все это наплевал: «Сколько мне отпущено, проживу с удовольствием!» Перед походом в казино, которое находилось недалеко от театра, Абдулов обычно кидал клич молодежи: «Кто со мной?» Мы, конечно, хотели поиграть, но денег-то не было. Он, видя наше замешательство, приглашал двух-трех ребят, покупал им фишки и учил, на что ставить. Если проигрывали, Александр Гаврилович нам долг прощал. Он был великий человек, хотя кто я такой, чтобы рассуждать на эту тему?! Тем не менее мне кажется, что он действительно прожил жизнь как хотел. Правда, и у него случались неудачи. Когда в девяностые собирался уехать в Голливуд, знаменитый Роберт Де Ниро, с которым Абдулов познакомился и подружился на Московском международном кинофестивале, написал ему рекомендательное письмо.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или