Полная версия сайта

Марк Горонок. Все будет хорошо?

«Полгода назад я решил покончить с собой. В бессознательном бреду перед глазами стали возникать картины прошлого...».

А Вере было неуютно с моими приятелями. Ее родители тоже не одобряли наш союз. Заказы на праздники все-таки не регулярный заработок, а предложить их дочери что-то более стабильное в финансовом плане я не мог. Но Вера решила, что все равно будет рядом.

Наша веселая и шумная свадьба состоялась шестого марта 2011 года. Застолье в ресторане вел мой любимый учитель — Дмитрий Астрахан, который специально прилетел из Москвы. Это было его шикарным подарком. Свадебные букеты не поместились в двухкомнатной квартире тещи. Потом мы отправились в романтическое путешествие в теплые страны. Но праздник закончился и началась обычная жизнь. А с ней и проблемы.

Отдельной квартиры у меня нет, жили с моей мамой. Однажды Вера поссорилась с ней, собрала вещи и уехала к себе. Возвращаюсь с работы — жены нет. Звоню, заявляет: «Больше ногой не ступлю в вашу квартиру». Пришлось переехать жить к ее маме. Но в какой-то момент Вера опять исчезла. Как выяснилось, обиделась на что-то и уехала к старшему брату. А я места себе не находил, искал везде, звонил...

Честно признаюсь, претензий ко мне у жены накопилось выше крыши. И почти все обоснованные. Она надеялась, что финансовое бремя я возьму на себя, а у меня не получалось даже оплатить учебу Веры в институте. Помогли родные жены, но, естественно, восторга это у них не вызвало. Не всегда был внимателен, довольно равнодушно относился к ее увлечению флористикой, мог грубо критиковать, строить из себя начальника — ведь Вера работала в моей компании.

Покончить с собой я решил привычным способом: допиться, но не до свинского состояния, как обычно, а до остановки сердца

На самом деле таким дурацким образом пытался самоутвердиться, чувствуя дискомфорт: ведь я не мог дать жене того, чего она заслуживает.
Хотели переехать на дачу, но сначала надо было довести дом до ума, а это требовало колоссальных вложений. Достать таких денег у меня не получилось. И я был тут же прозван «Зять — ни дать ни взять». Хотя когда появлялись деньги, не скупился на подарки, покупал Вере красивые вещи, ювелирные изделия, но сводить ее в хороший ресторан мог не каждый день, да и за границей мы никогда не отдыхали. В общем, жена ждала продолжения сказки после красивой свадьбы, а я... Я все больше запутывался. Разрывался между любовью к Вере, ее родственниками, которые ежедневно душили и пилили меня, своими амбициями и несбывшимися желаниями.

Нервничал, постоянно прокручивал эту тупиковую ситуацию в голове и, не находя выхода, однажды сорвался. Приехал на дачу и напился как свинья. Впервые увидев меня в таком состоянии, жена пришла в ужас. Я же показал себя во всей красе. Кривлялся, глумился, оскорблял ее. Конечно, сейчас жутко стыдно, но что толку? После моих «показательных выступлений» Вера сказала, что хочет развестись. Слава богу, тогда конфликт я сгладил. Снова стал зарабатывать деньги, но потерял кураж. Не стремился чего-то добиться, пробавлялся мелкими вечеринками, суетливо хлопотал по хозяйству, все дальше удаляясь от того идеала мужчины, о котором мечтала моя жена. От самого себя: фартового, честолюбивого парня Марка Горонка.

Мы все чаще говорили на повышенных тонах, я мог накричать ни за что, уехать и отключить телефон, пообещать встретить вечером и пропасть.

Перед новогодними праздниками снова разругались, и я оставил ее одну разбираться с очень серьезными заказчиками. Вере пришлось взять на себя всю организацию дорогостоящей вечеринки. Если бы у нее хоть что-то не получилось, нас ждали бы большие неприятности. К счастью, она справилась, хотя не спала три ночи. А я не стал даже работать ведущим. И вместо того чтобы сказать жене «Спасибо!» за то, что спасла ситуацию, — снова нагрубил.

Ну вот что я за человек?! Почему раз за разом, последовательно разрушаю свою жизнь, заставляю страдать близких и любимых людей? Словно кто-то невидимый так и норовит столкнуть меня в мерзкую зловонную яму, стоит мне хоть на миллиметр вынырнуть из трясины. Ведь я любил Веру, цеплялся за эту любовь руками и ногами.

И сам все погубил.

Три года мы прожили в гражданском браке и почти год — в официальном. Первого января 2012 года я все-таки признался себе, что поступил подло, стал звонить, чтобы, как всегда, попросить прощения. Она сначала не отвечала, а потом сказала, что больше меня не любит. Стало так страшно, что расхотелось жить. Совсем.

Счеты с жизнью решил свести привычным способом: допиться, но не до свинского состояния, как обычно, а до остановки сердца. Достиг своей цели через неделю, выпив двадцать бутылок водки.

Спасти меня от меня самого могла только мама, но она уехала в Москву. Ей как художнику-декоратору предложили оформить антрепризный спектакль.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или