Полная версия сайта

Ксения Громова. Память сердца

«Я не сужу Никиту: он выпил, да еще гнал не меньше ста километров... Все мы совершаем ошибки, его — оказалась роковой».

Она рано пошла работать, вышла замуж и вскоре родила мою сестру Лиду, которая старше меня на тринадцать лет.

Когда, окончив девятый класс, я объявила родителям, что еду поступать в ГИТИС, отец растерялся. Он не понимал, что это за профессия такая — актриса: «Крановщица — другое дело. Ты даже не представляешь, какие они получают деньги! Сидишь одна наверху, никто тобой не управляет. Сама решаешь, куда подъехать, куда отъехать. Это же просто мечта!»

А бабушка забеспокоилась: «Иногда актеры в фильмах умирают. Зачем тебе это?» Я ее просветила, что такое случается понарошку.

В общем, никого не послушала и рванула в столицу. Прошла творческий конкурс в ГИТИС, курс набирала Людмила Ивановна Касаткина.

Когда допустили до экзаменов, пришлось признаться, что аттестата у меня нет. Касаткина посоветовала вернуться в Донецк и окончить десятый класс экстерном, дала свой телефон. Но директор школы сказала твердое «нет». Я погоревала и решила на будущий год попытать счастья в заветной Школе-студии МХАТ.

Провалилась я там по полной программе: лишний вес и сильный южный говор приемную комиссию не впечатлили. Мать N посоветовала не терять год, идти на филфак Донецкого университета. На вступительных экзаменах вытянула билет — «Анна Снегина». В творчестве Есенина я была не сильна и предложила экзаменатору:

— Давайте лучше почитаю поэму про Стеньку Разина. Я ее в театральный готовила.

С Сергеем Маковецким на съемках фильма «Русский бунт»

— В следующий раз, — засмеялся тот и поставил из жалости «тройку», вследствие чего я благополучно не добрала баллов.

Сидеть на шее у родителей не собиралась, устроилась на завод электромонтажницей-схемщицей, восемь часов в день соединяла проводки на шахтных установках. Смена начиналась в семь утра, приходила домой и валилась спать. Спешить было некуда, N постоянно где-то пропадал, был занят и не искал встреч. Я впала в депрессию, по инерции вставала, шла на работу, возвращалась. А утром все по новой...

Я не понимала, что происходит, караулила N у подъезда, требовала объяснений. Он отмалчивался. Ночью, зарываясь лицом в подушку, плакала. Родители видели мои переживания, сочувствовали. Но чем они могли помочь?

Я искала причину: почему он так изменился, что произошло?

Может, «доброжелатели» видели меня с коллегой по театральной студии и все это не так преподнесли N? Звонила по телефону, в дверь. Напрасно. Его вишневая «девятка» стояла у подъезда, но мне не открывали. Чувствуя предательство, однажды собрала все письма и подарки N и отнесла их к его двери. Оставила себе лишь громадного плюшевого медведя, которого он подарил на шестнадцатилетие.

Через какое-то время стала встречать N в трамвае, он ехал на работу с девушкой — коллегой, что ли? Однажды не сдержалась, подошла и спросила: «Что это за бледная моль?» Он лишь рассмеялся. А потом знакомые рассказали, что родители подыскали ему выгодную партию, N женился на дочери высокопоставленного чиновника, после чего его карьера быстро пошла вверх.

Было очень больно.

Всем девушкам советую: берегите свою честь, не отдавайте ее, до свадьбы — ни-ни! Если ваши отношения с любимым по какой-то причине не сложатся, не станете так страдать. Мне тогда сочувствовал весь дом, ведь соседи были свидетелями нашей любви.

Видя, что дочь чахнет, родители посоветовались и решили отпустить меня в Москву. Папа собственноручно купил билет на самолет, мама нашла знакомых, которые согласились поселить меня у себя. Родители проводили в аэропорт. «Мы желаем тебе добра, — сказала мама. — Может, ты будешь счастливой, когда станешь актрисой?» Не знаю, состоялась бы я в профессии, если б моя любовь окончилась браком.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или