Полная версия сайта

Ирэна Высоцкая. Мой знаменитый брат

«Дядя Сеня ворвался в нашу квартиру: «Лешка, я только что с Лубянки, заявил, что мой сын женился на иностранке!»

«Ирэнка, замуж не собираешься?» — спросил Володя. «Собираюсь, — соврала я. — По твоему примеру выбрала иностранца — китайца»

Он прощал отцу «мелкие слабости», принимал его таким, какой есть, и очень любил. И дядя Сеня, несмотря ни на что, любил сына. Когда в середине семидесятых Высоцкого и Влади задержали в Шереметьево таможенники — супруги пытались вывезти из Союза что-то из запрещенного списка, Семен Владимирович, забыв про свою пресловутую осторожность и обыкновение «не ввязываться ни в какие темные дела», по­мчался к первому заместителю министра внутренних дел Виктору Папутину и добился освобождения сына и невестки. Дело замяли. Тогда же Семен Владимирович передал «де­тям» совет поучаствовав­шего в их судьбе замминистра: «Пусть в страну везут все, что хотят, а из страны — ни-ни...»

А как дядя Сеня радовался, когда нашел достойный сына подарок к его сорокалетию: «У Вовки юбилей, и я всю голову сломал, что бы ему такое преподнести.

Чтоб солидно, чтоб память на долгие годы. И придумал! Я ему ту огромную хрустальную вазу подарю, что у нас в гостиной стоит! Женька не против, хоть и сама эту красивую штукенцию обожает».

Я обомлела: «А Вовке-то она зачем?», но ничего не сказала, а потом, присутствуя при торжественном вручении полпуда хрусталя юбиляру, прыскала в кулак — такая растерянная физиономия была у именинника. Быстро справившись с эмоциями, Вовка отца горячо поблагодарил, но куда потом дел вазу, не знаю — в квартире на Малой Грузин­ской я ее не видела...

Рассказываю про нелепый подарок дяди Сени, а у самой в голове, как заноза, сидит случай с задержанием Вовки и Марины на таможне. Ведь кто-то, прочтя о нем, может воскликнуть: «Еще говорят, что Высоцкий был бессребреником!

А он, оказывается, не только на «левых» концертах нехило наваривал, но и контрабандой пытался заниматься!» Врагов, которые уцепятся за эту ниточку, и по сей день у Володьки немало. Да, брат любил красивую одежду, хорошие машины, но люди, знавшие истинную натуру Высоцкого, вряд ли осудят его за эту слабость. Деньги никогда не были для него фетишем: очень тяжело их зарабатывая, Вовка легко с ними расставался. Давал направо-налево в долг и тут же об этом забывал, мог купить совершенно не нужную ему вещь, чтобы только выручить попавшего в безвыходное положение — и порой совсем ему не знакомого! — человека. Однажды и я великодушием брата воспользовалась — правда, хотя сама выгоды не искала. Был у меня приятель — художник Сергей Кузин.

Фото сделано в ЗАГСе во время бракосочетания брата с его второй женой Люсей

Талант в живописи, в бизнесе он ничего не понимал: не мог продать ни одной своей картины.

— Давай пойдем к Вовке, — предложила я. — Ты напишешь портрет, брат повесит его у себя в гостиной, где собирается московский бомонд. От клиентов отбою не будет!

Выходившие из-под кисти Сереги портреты, надо сказать, были не совсем обычными. Он тщательно выписывал руки, волосы, одежду, а вместо лица оставлял белый овал.

— Ты думаешь, ему мой стиль понравится? — робко усомнился Кузин.

— Конечно! Вовка же очень продвинутый! В театре, в кино — вообще в искусстве!

— Ну, я не знаю...

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или