Полная версия сайта

Татьяна Догилева винит себя в смерти Елены Майоровой

«Входим в реанимацию. Отовсюду доносятся стоны, а у меня ощущение, будто пришла на экскурсию».

Раздавшаяся тяжелая фигура, огромный зад, нелепая прическа делали ее похожей на провинциальную продавщицу. Потом, когда мы подружимся, я узнаю, что как раз в ту пору Лена лечилась гормонами, от которых ее «просто распирало».

С показа уходила в веселом настроении: «Много шума из ничего. Чем больше говорят о гениальности, тем меньше ее обнаруживаешь».

Сейчас, когда нам, актерам одного поколения, уже нечего делить, могу сказать: Табаков не зря гордится своими учениками и считает их штучным товаром. Его эксперимент, благодаря которому отечественные театр и кинематограф получили очень интересных, нестандартных актеров и актрис, удался.

Здесь я хочу сделать отступление и опять обратиться к тем странным временам, когда еще нужны были интересные, талантливые артистки. Сегодня, например, ни меня, ни Лену ни в один крупный столичный театр просто не взяли бы. На подмостках и экранах «блистают» дочки и жены. Иной раз диву даешься: одна роль у «звезды» хуже другой, а она все снимается и снимается. При этом совсем не тратит свою нервную систему, свои душевные запасы. Возможно, этих душевных запасов у нее просто-напросто нет, а может, и имеются, и потратить она их хотела бы, но не знает как. Не научили. Слезы сериальных «звезд» меня просто смешат: они одинаковы по любому поводу — что бриллиант украли, что любимого грохнули...

Представители нашего поколения, кажется, были последними, кто стремился тратиться по полной и примерно знал, как это делать.

Но и эти стремления-знания не гарантировали нам легкого врастания в театр, тем более такой, каким был МХАТ в восьмидесятые годы. Ефремов собрал труппу, равной которой не было и не будет. Лена, сверкнув в спектакле «Вагончик», очень долго оставалась без больших, серьезных ролей. Был момент, когда Олег Николаевич хотел актрису Майорову выгнать. Она сама мне об этом рассказывала.

Случилось это, по-моему, в Германии, куда МХАТ поехал на гастроли. Лена, по ее собственному выражению, в число участников зарубежного турне «попала чудом». Из города в город мхатовцы переезжали на автобусе. И однажды Майорова буквально на пару минут опоздала к назначенному для отъезда времени. Мэтры ждали «соплячку», мрачно куря возле автобуса.

Не глядя на опоздавшую, Ефремов обратился к стоявшей рядом Вертинской: «Выгнать ее, что ли?»

Несколько раз, устав быть «приблудной кошкой», Лена и сама собиралась уйти. Но оставалась — видимо, интуитивно чувствуя, что даже в таком блистательном созвездии ей найдется место... Положение в театре Майорова завоевала своим старанием, готовностью в любой момент приступить к работе над ролью, нерастренированностью. Написала последние строки и подумала: Лена о себе так никогда бы не сказала. В ее интерпретации Ефремов выделил актрису Майорову из числа других благодаря случаю, который преподносился подругой как трагикомический: дескать, нет худа без добра.

Еще не будучи замужем, Ленуська с одним из кавалеров гуляла по ночной Москве.

Парочка остановилась на Тверской и, прислонившись к какой-то машине, принялась обниматься. Бесконечно дороживший своей «тачкой» автовладелец вызвал милицию. В отделении какая-то милиционерша набросилась на Лену с оскорблениями, пустила в ход кулаки. Попытка образумить садистку: «Что вы делаете? У вас ведь, наверное, такая же дочь, как я?» привела к новому приступу ярости и новым побоям. И когда милиционерша решила заковать Ленуську в наручники, та укусила ее за палец.

Вызволял Майорову из кутузки Ефремов. Он же потом хлопотал, чтобы заявлению покусанной сотрудницы органов правопорядка не дали ходу. Спасая Лену от суда по уголовной статье, Олег Николаевич ее и разглядел. А разглядев, понял, какой она интересный, глубокий человек.

Стал давать роли...

Польщу своему тщеславию: то, что Лена очень хорошая актриса, я поняла еще в начале восьмидесятых. Поставленный режиссером Александром Орловым телеспектакль «Дядюшкин сон», где у Майоровой была главная роль, я смотрела не отрываясь — все искала, к чему бы придраться. Молодые актрисы так устроены, что все роли считают своими, — вот и я недоумевала: «Чего это Орлов выбрал не Догилеву, а Майорову? Авось еще поймет свою ошибку, раскается». Изъянов в игре я, как ни старалась, не нашла, печально констатировав: «Это здорово. Я бы так не сыграла».

Потом мне не раз представится возможность восхититься ее игрой. Помню впечатление, которое произвела на меня Майорова в фильме Владимира Хотиненко «Макаров», где сыграла жену главного героя — интеллигентную, образованную, тонко чувствующую.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или