Полная версия сайта

Татьяна Догилева винит себя в смерти Елены Майоровой

«Входим в реанимацию. Отовсюду доносятся стоны, а у меня ощущение, будто пришла на экскурсию».

Ты что, алкоголик?

— Нет, конечно! — горячо возразила я. — Никто и не говорит, что алкоголик! Просто ей требуется привести нервную систему в порядок. Конечно, в идеале нужен не нарколог, а хороший психотерапевт. Только где его взять? Мы ж не в Америке...

— Беспокоиться не о чем, — Сережа улыбнулся своей обезоруживающей улыбкой, — Ленуська отдохнет немного, и ее нервная система сама придет в норму.

Наверное, мне следовало проявить настойчивость и отвести Лену в клинику. Но вскоре в очередной раз тяжело заболела Катюшка — и у меня, измученной страхом за ее жизнь, бессонными ночами, бесконечными консультациями у врачей, ни на что не оставалось ни времени, ни сил.

Лена звонила, спрашивала, как дела. Я вываливала свои проблемы, плакала — она утешала...

Слава богу, через несколько недель дочка начала выздоравливать и у меня появилась возможность спокойно поговорить по телефону. Первым делом набрала номер Лены и сразу, по голосу, поняла, в каком жутком психологическом состоянии она находится. Тут же позвонила Жене Миронову и Владу Сычу: «Ленке плохо. Давайте сходим к ней».

На другой день мы отправились к Майоровой в гости. Ленуська накрыла роскошный стол. Мальчишки пили вино, мы с хозяйкой — сок. Разговаривали, смотрели кассеты, где было запечатлено наше путешествие по Европе, — и хохотали до слез.

Лена была в тот вечер удивительно хороша. Глаза сверкали, с лица не сходила улыбка. Говорила о двух замечательных киносценариях, которые ей накануне прислали: «Роли — интересные, просто изумительные! И за МХАТ я еще поборюсь! В будущем юбилейном сезоне стукнет пятнадцать лет, как я на сцене Художественного. Таким старожилам положен значок «Золотая чайка» — и я его получу!»

Выйдя из подъезда, мы вздохнули с облегчением: «Все отлично — она выкарабкалась!»

Веселый дружеский ужин состоялся за неделю до гибели Лены.

Вечером двадцать второго августа я набрала номер подруги в полной уверенности, что у нее все-все-все хорошо, и вдруг услышала в трубке голос, от которого по коже побежали мурашки.

Нехороший, черный...

— Ленусь, ты как?

— Болею. Ангина.

— Прийти к тебе?

— Нет, не надо. Еще заразишься.

Я слишком хорошо знала Лену, чтобы понять: дело не только в ангине, которой она боится меня заразить. Подруга опять выпила и не хочет, чтобы я видела ее в таком состоянии.

Спать ложилась с твердым намерением завтра же забрать Лену и, наплевав на мнение Сережи, отвезти в клинику.

На следующий день, около полудня, звоню, чтобы сказать: «Сейчас приду, и мы поедем к доктору», и слышу на том конце провода светлейший голос.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или