Полная версия сайта

Лариса Шахворостова. Трудное счастье

«В новой семье Алексея уже росли трое детей, когда однажды он позвонил мне».

Минимум раз в месяц получала предложение отправиться в ЗАГС. Некоторые кандидаты в женихи меня веселили, другие приводили в бешенство, а одного я даже спустила с лестницы. Парень был из непростой семьи — сын знаменитого композитора. Накануне мы познакомились в компании, поболтали четверть часа, а назавтра он, узнав каким-то образом адрес, явился незваным гостем. Едва перешагнув порог, сунул в руки бархатную коробочку: «Там серьги» — и по-хозяйски притянул меня к себе.

— Ты чего?!! — вырвавшись, заорала я.

— Да ладно тебе ломаться — взрослые же люди.

Через мгновение он вместе с коробочкой уже летел по лестнице.

Снизу до меня донеслось:

— Сумасшедшая! Идиотка! Я жениться на тебе хотел. Так до конца жизни в старых девах останешься!

Не угадал. Спустя пару месяцев, возвращаясь после каникул из Бийска в Москву, я встретила в самолете парня из параллельного класса — Лешу Тотунова. Он учился в Питере в Военно-медицинской академии. Мы месяц перезванивались-переписывались, потом Леша приехал в гости. Прислушиваясь к себе, чувствовала: родившийся при встрече интерес постепенно перерастает в нечто большее.

Предложение Леши пожениться приняла не раздумывая, потому что к моменту «сватовства» успела в него влюбиться. Сыграли свадьбу, и едва ли не на следующий день я развернула активную деятельность по переводу мужа из питерской Военно-медицинской академии во Второй московский мединститут.

Дипломы мы с Алексеем получили одновременно — медики учатся на два года дольше, чем актеры.

На распределении Тотунову выпала Тверь. И опять я ходила по кабинетам медицинских чиновников, упрашивала найти мужу место в Москве... Стремление опекать, решать проблемы близких и дальних родственников, подруг — у меня в крови. Леша этим не то чтобы пользовался, но и слов «Займусь всем сам!» я от него не слышала.

Алексея приняли в Институт сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева — ординатором в отделение для новорожденных. Спустя несколько месяцев профессора с мировым именем уже приглашали Тотунова ассистировать на сложных операциях.

На съемках фильма «Простодушный» рядом со мной Мамука Кикалейшвили, рядом с Маховиковым Лариса Голубкина

Леше было дано все, чтобы стать замечательным хирургом: светлая голова, «умные» руки, способность быстро принимать правильные решения. А еще неравнодушие. Как он переживал, если кого-то из маленьких пациентов не удавалось спасти!

На приходивших в наш дом друзей мужа я смотрела снизу вверх, восхищалась их познаниями не только в медицине, но и в искусстве, литературе. Часами могла слушать философские дебаты о смысле жизни, предназначении человека, судьбе. И даже доля цинизма, неизменно присутствовавшая в беседах, меня не коробила. Это была защита, без которой никто из них просто не смог бы оперировать.

Через год после свадьбы, заняв огромную сумму, мы купили квартиру.

Отдавать долги предстояло мне — получал Леша совсем мало. Снималась во всем без разбора. Уставала страшно, но чтобы пожаловаться мужу — такое и в голову не приходило. Между собой мы решили: с ребенком подождем до тех пор, пока не расплатимся за квартиру. Но, как говорится, человек предполагает...

Беременность я переносила тяжело, но до шести месяцев продолжала сниматься. Уйдя в декретный отпуск, первые три недели отсыпалась. Только решила заняться счастливыми хлопотами: покупкой кроватки, коляски, пеленок-распашонок — как в квартире раздался телефонный звонок. Незнакомая женщина кричала в трубку проклятья, грозила выжечь глаза серной кислотой...

Короткие гудки «отбоя» звучали набатом, внутри все дрожало, а в голове проносились вопросы: «Кто это был?

Ошиблись номером? А если нет? Если кто-то возвел на меня напраслину и теперь и я, и ребенок в опасности?» Кое-как успокоившись, заставила себя выйти из дома — нужно было успеть на прием в женскую консультацию. Участковый гинеколог, проведя осмотр, сказала: «Малыш развивается нормально, вы, мамочка, тоже — в полном порядке. Жду через две недели».

Возвращаюсь домой в прекрасном настроении — утренний звонок кажется полной ерундой. На площади Киевского вокзала, в нескольких метрах от входа в метро, ко мне пристает цыганка:

— Красавица, дай погадаю!

— Не надо, — пытаюсь обойти ее стороной, но цыганка снова преграждает дорогу:

— Всю жизнь расскажу — недорого возьму!

— Отстань от меня, ради Христа!

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или