Полная версия сайта

Борис Вишняков: «Моя жизнь с Машей Шукшиной»

«Мы оба жертвы. Я и Маша. Жертвы поспешности, неискренности и неоправдавшихся ожиданий».

Мой давний друг и партнер, вице-президент кельнского филиала «Мерседеса» Франц Шенкельберг с супругой и я  в той самой поездке

Был уверен: приложив усилия, смогу обеспечить семье более чем достойный уровень. Не учел одного — своей во сто крат умножившейся привязанности к Маше.

Я просто не мог заниматься делами, если, уезжая на работу, оставлял ее в плохом самочувствии или дурном настроении. Случалось, что во время важного совещания я вскакивал и, бросив на ходу: «Мужики, вы тут решайте без меня», уезжал на дачу, где после моего возвращения из Италии мы с Машей проводили большую часть времени. Аня в это время жила у бабушки, рядом с домом которой была ее школа, а Макар курсировал между моей загородной «резиденцией» и московской квартирой Маши, где за ним присматривала няня.

С дочерью и сыном Шукшиной от предыдущих браков у меня довольно быстро сложились хорошие, теплые отношения.

Некоторая настороженность Ани, которую я чувствовал в первые недели нашего знакомства, ушла, как только девочка поняла, что я искренне люблю ее мать. А с Макаром мы очень скоро стали закадычными друзьями. Я брал его в гости к своим приятелям, учил играть в гольф, катался с ним на аттракционах и страшно гордился, если слышал: «А ваш сын в каком классе учится?»

Бизнес, как известно, соперничества не терпит. Фирма начала разваливаться на глазах. В конце концов партнеры поставили меня перед выбором: или ты полностью отдаешься работе, или... Я сложил с себя полномочия генерального директора, изъял из бизнеса свою долю и ушел в «свободное плавание». На тот момент куда более важными, чем какие-то участки под застройку, для меня были состояние Маши и здоровье наших будущих сыновей.

По утрам я ездил на рынок, покупал рыбу, мясо, овощи, фрукты.

Жарил на открытом огне баранину на косточках или запекал на углях стерлядь. Изобретал новые салаты, готовил сложные гарниры. И умилялся едва ли не до слез, когда видел, с каким удовольствием Маша все это уплетает. Однажды поздно вечером ей вдруг захотелось лесных ягод со сливками. И я помчался в Москву, в «Мон кафе», которое держал мой приятель. Три порции десерта мне вынесли из кухни в большой хрустальной то ли креманке, то ли салатнице.

Изъятые из бизнеса деньги таяли с каждым днем, и однажды я попытался поделиться с Машей финансовыми проблемами. Не за тем, чтобы она помогла их решить, нет! Просто мне нужно было с кем-то поговорить, посоветоваться.

На моей памяти не было случая, чтобы Федосеева-Шукшина позвонила близнецам

Мария даже слушать не стала: мол, я прекрасно помню твои обещания превратить мою жизнь в сказку — вот и выполняй! Наверное, она была права, но я вдруг с грустью вспомнил Лену, которая всегда меня выслушивала и старалась понять.

Кстати, все данные гражданской жене обещания я выполнил: не стал делить имущество, оплатил курсы дизайнеров.

Пока Лена жила за границей, я через общих друзей, которых просил сохранять мои телефонные звонки в тайне, узнавал о ее самочувствии, настроении. А когда мне сообщили, что Лена в Москве, дозвонился, предложил встретиться. Она не отказалась, и я еще раз убедился, что тринадцать лет рядом со мной была замечательная женщина. Елена меня простила и, кажется, искренне обрадовалась тому, что скоро стану отцом.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или