Полная версия сайта

Константин Купервейс. Жизнь со «звездой»

«Нынешний муж для Гурченко не больше чем кролик. Кролик, которым можно легко пожертвовать».

— Нет, этого не будет.

— Ты крейзи, Люся, настоящая крейзи! — Марина подхватилась из-за стола, сгребла бумаги и выскочила из квартиры, хлопнув дверью.

У Люси был вид победительницы. Над кем? Над чем? Наверное, в очередной раз — надо мной. Она пресекла на корню перспективу, в которой сорокаоднолетний Костя Купервейс стал бы самостоятельно зарабатывать деньги. И вообще поднял бы голову. Она не могла этого допустить.

Кажется, именно в тот вечер я впервые позвонил Наташе. Пошел гулять с собакой, увидел телефон-автомат, забрался с псом на руках в будку...

Мы проговорили больше часа, и я почувствовал, что ледяной ком внутри начал таять. От ее голоса, от участливых расспросов, от незатейливого: «Вот увидишь, все наладится...»

Стал звонить каждый вечер, а потом поехал к Наташе на работу.

Мы опять долго сидели напротив друг друга, пили чай, разговаривали. Наташа смотрела чистыми, излучавшими тепло и нежность глазами, а я с каждой минутой все яснее понимал, что влюблен.

Неожиданно для самого себя порывисто взял ее за запястье: «Уходи ко мне!»

Вернувшись домой, сложил в пакет свои документы, кой-какую одежду и уехал в Люблино.

Теперь у меня не было ни машины, ни инструментов. Я не мог по новой собрать ребят в оркестр, не мог и «шабашить» на дорогах. Отправился в ресторан «Арбат», где работал знакомый администратор.

Узнав, что хочу получить в его заведении должность пианиста, приятель долго на меня таращился:

— Костя, после концертов в Кремле...

... сегодняшнего спутника Гурченко скорее всего ждет та же участь, что и всех его предшественников

Не слишком ли?

Я нацепил на лицо бодрую улыбку:

— Нормально. Короны у меня нет, так что сваливаться нечему.

Зарплата пианиста не ахти какая, но ближе к полуночи на рояле вырастала стопка фишек — ими делились сорвавшие крупный выигрыш в казино клиенты.

Наташа уже познакомилась с моими родителями, которые полюбили ее сразу, с первой минуты. Мама до сих пор вспоминает эту первую встречу: «Наташа села рядом, взяла мою руку в свою, положила голову на плечо.

Мне кажется, я и сейчас чувствую тепло, которое от нее исходило...»

Каждый свободный вечер я проводил с Наташей. Приезжал к ней в магазин, дожидался закрытия, чтобы, провожая до дома, еще хоть полчаса побыть рядом. Обычно мы шли пешком, но в тот вечер мела пурга. Я судорожно соображал, хватит ли денег на такси, когда Наташа взяла меня под руку и сказала: «Смотри, какая погода изумительная. Давай прогуляемся».

Она все поняла и не захотела ставить меня в неловкое положение! Могла заплатить таксисту сама, но побоялась унизить.

Спустя пару недель друг и коллега Михаил Орлович предложил: «Костя, забирай мои «Жигули».

Я купил новую машину, а эту передаю по наследству тебе. О деньгах не переживай. Расплатишься, когда сможешь». Как же я был ему благодарен! В тот же вечер поехал на «обновке» за Наташей.

Распахнул перед ней дверцу:

— Прошу вас!

— Что это за машина, Костя? Откуда?

На улице ветер, мороз, а в салоне тепло, играет музыка, через несколько дней Новый год. Как же мы были счастливы!

А двадцать восьмого декабря в люблинской квартире раздался звонок. Это была Люся: «У машины спустило колесо. Мы перерыли весь багажник в поисках разводного ключа. Приезжай и сам ищи, куда ты его засунул. Не сомневаюсь, что специально».

Мне бы сказать: «Ищи сама!»

и бросить трубку, а я, будто услышавший кодовый сигнал зомби, поехал.

Открываю багажник — ключ лежит сверху.

— Да вот же он!

— Это ты его только что подкинул. Потом колесо поменяешь — пойдем домой.

Я иду за ней. В прихожей опускаюсь на табуретку. У меня нет сил.

Люся кладет руку на плечо:

— Может, тебе чем-то помочь?

Я молчу.

— Что нужно, чтобы мы опять были вместе? — все тем же мягким, проникновенным голосом интересуется Люся.

Чудовищная усталость наваливается на плечи.

— Чтобы у тебя с моими родителями были хорошие отношения, — отвечаю первое, что приходит в голову.

— Хорошо, завтра же едем к ним.

Я остаюсь, сам не зная зачем. Утром мы отправляемся в Люблино. И там Люсю прорывает. Сколько же гадостей о единственном сыне услышали Тобяш Давыдович и Елена Константиновна!

По возвращении Леля встретила нас настороженным взглядом:

— Все в порядке?

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или