Полная версия сайта

Людмила Татарова. Возвращенная любовь

Матросов сказал: «Мальчишкам нужен отец. Я готов с тобой расписаться, но сначала нужно сделать экспертизу ДНК».

Морозовская детская больница отпала сразу, как только выяснилось, что детей положат одних:

— Они не груднички, обойдутся без мамы.

Услышав это, Вовка с Юркой вцепились в мою юбку, а в устремленных на меня глазах была такая мольба!

— Нет, я должна быть рядом.

— В таком случае ищите другие варианты.

И я нашла. Координаты одного из лучших хирургов-отоларингологов мне дали в дирекции театра. Однако предупредили: «Доктор работает в Красногорском военном госпитале, среди пациентов которого, сама понимаешь, детей не бывает. Скорее всего, понадобятся деньги на специальный инструментарий.

Найдешь?»

В кошельке у меня было шаром покати, но я сразу вспомнила о Денисе и его предложении.

Чудо-доктор согласился сделать операцию бесплатно, но расходы на инструментарий попросил взять на себя. Я позвонила Матросову:

— Денис, детям нужно делать операцию — ты не можешь дать денег?

— Сколько?

— Двести долларов. Они нужны до конца недели.

— Я сейчас занят. Позвони завтра.

Звоню.

— Понимаешь, у меня проблемы. Моя мама и отец Маши лежат в больнице.

— Я все поняла. До свидания!

Насобирала эти двести долларов по друзьям и знакомым, сделала детям операцию. Спустя неделю — звонок:

— Как дела?

— Все в порядке. Операцию мальчишки перенесли нормально, уже дома. Так что спасибо тебе, Денис, большое! Огромное материнское спасибо!

— Ну зачем ты так? Я же объяснил, что у меня серьезные расходы: мама лежит в больнице...

— Я это уже слышала... И все поняла. У тебя был порыв — искренний или нет, не знаю. А когда я обратилась к тебе в критической ситуации, ты помощь оказать не смог.

О том, что произошло  между мной и Денисом,  дети узнали из прессы

Из этого я делаю вывод: Юрка с Вовкой для тебя обуза. Они тебе не нужны.

— Но ты же понимаешь: я не могу быть до конца уверенным, что это мои дети. Твой отказ сделать экспертизу только укрепил сомнения.

— Дорогой, — прошелестела я, едва сдерживая ярость, — если бы даже экспертиза состоялась... Ты, наверное, в курсе, что стопроцентного результата она никогда не дает. Написали бы специалисты в заключении: «Девяносто девять процентов, что отцом близнецов является гражданин Матросов Д.В.» — так ты и твоя мама и за один процент уцепились бы, не так ли?

Ответом мне было молчание.

— Ты забываешь наш номер телефона. Забываешь, что у тебя были дети.

Считай их чужими — они не твои.

— Так точно не мои?

— Точно! — рявкнула я и швырнула трубку.

Это был наш последний разговор. А спустя два года Матросов дал интервью, где сказал, что так и не уверен, что это его сыновья, и представил меня особой, спавшей в театре со всеми подряд.

Огромный комок грязи был брошен в спину не только мне, но и людям, которые на протяжении многих лет помогали детям Матросова, которые выхлопотали для них квартиру. В интервью Денис поделился версией своей мамы о том, что моими любовниками были главный режиссер и начальник ЦАТРА. Прочтя интервью бывшего гражданского мужа, я пошла к ним с повинной:

— Простите меня, пожалуйста!

Мне очень стыдно... Как представлю, что вам придется объясняться с женами и детьми...

— Люда, ну а вы-то здесь при чем? — в один голос принялись успокаивать меня Морозов и Якимов. — Это Матросову должно быть стыдно!

— Вы столько сделали и для меня, и для детей, а вас за это опорочили...

— Если кого Денис и опорочил, то только себя. Это ж какое «мужество» надо иметь, чтоб всенародно признаться: имея под боком меня, молодого и красивого, жена все время ходила налево! Прямо-таки «исповедь рогоносца»!

Я расхохоталась — и на душе немного полегчало.

Казалось, опыт семейной жизни с Матросовым раз и навсегда избавил меня от заложенного природой в каждую женщину стремления выйти замуж.

И все-таки однажды оно меня накрыло. Желание иметь полную семью, мужа, за которым чувствовала бы себя как за Кремлевской стеной, стало со временем почти параноидальным. Об этом мы и разговорились с Ирой Шведовой в гостиничном номере Благовещенска, куда приехали с несколькими антрепризными спектаклями. Третьим при нашей беседе был Сергей Джигурда — старший брат Никиты, тоже актер, музыкант и поэт. Я и Ира почти до утра изливали друг другу душу. А Сережа молчал, курил и слушал. Потом мы не раз встречались на гастролях. Джигурда рассказывал о сыне-подростке, я — о своих мальчишках, мы вместе ходили по магазинам, выбирая детям игрушки.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или