Полная версия сайта

Людмила Татарова. Возвращенная любовь

Матросов сказал: «Мальчишкам нужен отец. Я готов с тобой расписаться, но сначала нужно сделать экспертизу ДНК».

— не поворачивая головы, спросил он.

— Да.

— И как ты его назвала?

— Юрием.

— А отчество?

— Денисович.

— А в графе «отец» что написано?

— Там прочерк.

— Ах, вот как?! — Матросов в деланом недоумении вскинул брови.

— Ты же не пришел, — начала объяснять я. — Но мне сказали, что в любое время можно эту графу заполнить...

— А я тебе говорила!!! — влетев в комнату, Галина Федоровна потрясала воздетым к потолку указательным пальцем. — Давно говорила, что ты им не отец!!!

— Как вы можете?!

— Могу! Теперь я понимаю: ты назвала детей в честь своих любовников!

Именно эта фраза дала старт моему «вертикальному взлету»:

— Все, больше не могу!!! Забираю детей — и ухожу!

— Куда? — мне показалось, в голосе Матросова прозвучала не только растерянность, но и издевка. — Куда ты пойдешь?

— Есть куда! — шагнула вперед мама. — Терпеть оскорбления моя дочь больше не будет!

Большая часть забот о Вове и Юре легла на мою маму. Не знаю, как бы я без нее справилась!

Люда, звони Лене, скажи, что мы едем к ней!

Лена — моя тетя, мамина сестра — жила в Мытищах. Только я начала набирать ее номер — подлетел Денис. Вырвал трубку, с корнем выдрал из стены розетку, разбил, грохнув об пол, аппарат.

— Это ничего не изменит! Все равно уйду! Тетя Лена нас примет!

Я бросилась к тумбочке, где были припрятаны сто долларов — та самая неприкосновенная заначка. Денег в ящике не оказалось.

— Где они, Денис? Отдай!

— Не отдам. Я их перепрятал. Даже не ищи — не найдешь.

И тут меня накрыла новая волна: я хватала с полок книги, трясла их и бросала на пол.

Потом пришел черед ваз, кувшинов и сахарниц, которыми был набит буфет. Они разлетались на мелкие осколки. Матросов пытался блокировать мне руки, а когда не получилось, схватил за горло. С криком: «Что ты делаешь?» — мама бросилась мне на помощь. Денис разжал руки и, схватив ее за ворот платья, со всей силы ударил лицом о шкаф. Я, обезумев от ужаса, выскочила на лестничную площадку и стала колотить в двери:

— Телефон!!! Дайте телефон!!!

Открыла старенькая соседка. Пролетев мимо нее в прихожую, дрожащими пальцами набрала номер ЦАТРА. Трубку взял начальник театра Виктор Иванович Якимов.

— Это Люда Татарова! — закричала я, захлебываясь рыданиями.

— Помогите!

— Что случилось?

— Денис сошел с ума! Он бьет меня, бьет маму! Спасите детей!

— Люда, Люда, скажи толком: что надо делать?

— Пришлите автобус и солдат!

— Я понял! Сейчас будут!

Виктор Иванович еще что-то говорил, но я его уже не слышала. Перед глазами вдруг ясно предстала картина: Матросов выбегает на балкон и сбрасывает вниз детей. Швырнув трубку на пол, я, не помня себя от ужаса, рванула обратно. Мама стояла у двери комнаты, в которой спали внуки, уперев ладони в косяки. По ее лицу ручьем лились слезы... Денис сидел в гостиной перед телевизором.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или