Полная версия сайта

Марк Рудинштейн. Убить звезду

«Сколько таких вот бездыханных тел мне пришлось таскать на себе за годы существования «Кинотавра». Богема!»

Режемся в бильярд с Леней Ярмольником и Станиславом Говорухиным
AD

— Так, значит? — он явно обозлился. — Ладно, у тебя тут много заслуженных и народных, даже иностранцы попадаются, так что жди сюрпризов!

Фоном я расслышал женский голос, неразборчиво объявляющий какой-то рейс. Похоже, тот, кто звонит, находится в аэропорту.

— Слушайте, это просто смешно. Ну не могу я сейчас деньги отдать. На что мне тогда фестиваль проводить? Так и передайте Бате.

— Твои проблемы. И никому ничего передавать я не собираюсь. Мне поручено забрать у тебя бабло, и я его заберу. Адьес, амиго!

Странный звонок. Очень странный. Слухи о том, что у «Кинотавра» проблемы, ходят давно. Однако Батя, в миру Алексей Сергеевич Вартанян, президент маленького, но крепкого банка, не из тех, кто, словно крыса, бежит с тонущего корабля.

Сын Олега Янковского Филипп с женой Оксаной Фандерой

Он меня знает не первый год. В числе других спонсоров не раз давал денег на фестиваль. Да и не стал бы он натравливать на меня своих шестерок...

Я потыкал в мобильник, набирая номер Вартаняна, и через несколько секунд услышал: «Абонент временно недоступен».

Лифт останавливался на каждом этаже, собирая голодных гостей фестиваля. Улыбаться, говорить «Доброе утро», и чтоб ни одна живая душа не догадалась, что у меня ЧП.
Восьмой этаж, седьмой, шестой... Выйти из лифта и спокойно идти в офис. Ни в коем случае не бежать. Вести себя как обычно, потому что идут последние приготовления к открытию фестиваля.

В аэропорту уже приземлился чартер, и вот-вот прибудут автобусы с гостями и участниками «Кинотавра». Ко мне подходят какие-то люди из штаба, я говорю «Потом» и продолжаю движение, чувствуя, как неровными толчками бьется сердце. Но вдруг взгляд цепляется за объявления с написанными от руки буквами: А—Ж, З—О, П—Х, Ц—Я. Стойка регистрации. Первое впечатление от фестиваля.

— Это что за совок? — едва сдерживаясь, чтобы не заорать, спрашиваю, тыча пальцем в картонки. — Неужели на компьютере не могли набрать?

Девица за столиком хлопает глазами.

— Марк Григорьевич, я не виновата, компьютерщик заболел, вот мне и пришлось...

С Владимиром Машковым

Я неожиданно для себя самого начинаю хохотать, и сотрудница удивленно смолкает. Где ей знать, что много лет назад, в день моего освобождения из тюрьмы, вот так же некстати заболела секретарша Верховного суда. А поскольку никто, кроме нее, напечатать нужные документы не мог, я просидел в камере еще восемнадцать дней. Ждал, пока выздоровеет.

— Переделать, — приказываю я, отсмеявшись. Девушка, недовольно поджав губы, собирает картонки.

— Вера, немедленно соедини меня с банком «Просвещение», — прошу, входя в офис. Но она меня не слушает — сует в руки бумажку.

— Вот телеграмма пришла, Марк Григорьевич. От министра культуры.

«Приехать не смогу. Швыдкой».

AD
Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




КОММЕНТАРИИ
  • Аватар

    01.08.2012 16:04
    > А зачем так обосрал-то всех?! Уж извините за грубость! Но ведь если бы не было всех этих людей, то и КИНОфестиваль бы не с кем было делать?... Очень странно... Всех представил алкоголиками и шлюхами. Там нормальных людей вообще что ли нет?!!! Он еще все смягчил и многое утаил.Моя подруга была в оргкомитете Кинотавра в 90-х годах,так такое рассказывала,что опус Рудинштейна просто сироп с зефиром. А нормальных среди богемы очень немного.Да и среда накладывает свой отпечаток,увы.
  • Аватар

    12.05.2010 11:29
    Вот это все уже больше похоже на правду!!!
  • Аватар

    02.11.2012 18:03
    Да уж, "красавец" Рудинштейн, нечего сказать! Всех облил грязью, а себя героем выставил! Да еще приправил дешевой "детективной" интригой! Даже если в том что он говорит есть большая(даже доминирующая) доля правды, это нивелируется тональностью высказываний. Тут говорят, что он рассказал "все как есть". Пусть так. Но это можно и нужно было рассказать совершенно по другому. Когда человек действительно хочет рассказать неприятную правду об известных и уважаемых людях, многих из которых он, к тому же, считает своими друзьями, он делает это осторожно, культурно, аккуратно, с любовью и болью, которая всегда в таких случаях, чувствуется. Как это сделал Юнгвальд-Хилькевич. Здесь же, на самом деле автором руководит не стремление раскрыть глаза, а просто жажда вывалять всех в грязи, "разоблачить", "опустить", а себя выставить чуть ли не героем, в одиночку пытающимся, в нечеловеческих условиях, создать этим алкоголикам и шлюхам достойные условия для отдыха, и дающего им же возможность показать себя публике.

  • #createdAt#
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение


    Загрузка...

    Войти как пользователь

    Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
    или