Полная версия сайта

Ольга Копосова. Пепел в шампанском

«Оформив развод, я ждала, когда Друг скажет: «Теперь ты свободна и мы можем ни от кого не скрываться».

Училась с удовольствием, но когда окончила колледж и встал вопрос о продолжении образования, решила не рисковать. Как можно связывать жизнь с профессией, в которой все так зыбко и ненадежно? Сегодня голос звучит, завтра — нет, сейчас связки смыкаются, а через полчаса начинают бастовать... Именно в тот момент, когда я стояла на перепутье, и появился в моей жизни Михайло.

После его отъезда в Хорватию я устроилась работать в фирму, создававшую и тиражировавшую компьютерные игры, кроме того, регулярно получала приглашения на съемки в эпизодах и рекламе. В одном из роликов меня и увидел будущий муж.

На вечеринке хозяйка праздника первым делом подвела ко мне своего «протеже»: «Вот, Оленька, это твой по­клонник.

Зовут Владлен».

Коренастый, с рублеными чертами лица, он и отпугивал и притягивал одновременно. Если бы меня попросили тогда поделиться первым впечатлением, я бы сказала: «Наглый и жутко обаятельный».

Солируя в застольных песнях и романсах, я искоса поглядывала на нового знакомого и поражалась тому, как преобразилось его лицо — стало мягким, сентиментальным, глаза увлажнились слезами.

Влад вызвался проводить меня до дома. На прощание протянул визитку: «Вот мои телефоны. Вдруг тебе захочется услышать мой голос».

«Вот наглец!» — подумала я.

Звонить не собиралась. Но следующим вечером, вернувшись с работы, первым делом набрала его домашний номер. В ответ длинные гудки. Только положила трубку — звонок: «Итак, я все-таки произвел на вас впечатление, мадемуазель?»

Он сразу начал возить меня по своим друзьям, которым представлял как будущую жену. Народ изумлялся: «Неужели ты наконец женишься?» — «Женюсь, женюсь, какие могут быть игрушки?» — пел в ответ Влад. Или изображал негодование: «А вы думали, я бобылем помру? У всех вас семьи, дети — я что, хуже?»

Потом было путешествие на юг, ночи без сна, клятвы: «Я никого и никогда не любил так, как тебя!», страстные просьбы: «Роди мне ребенка!»

Мы готовились к свадьбе, когда Влад первый раз дал мне повод усомниться в правильности выбора спутника жизни.

Анюта, случалось, провоцировала нас с Владом на ссоры и скандалы. Сейчас сестра служит в храме и мирское ее мало занимает

Жених приехал в гости с полдюжиной бутылок пива, почти все их сам опорожнил, а потом начал жаловаться моей сестре Ане на то, что я его не ценю и вообще не умею быть благодарной. Я разозлилась и выставила его за дверь. Влад уехал, а через пять минут позвонил: «Прости, я вел себя как последний дурак».

Голос, как ни странно, совсем трезвый.

Не очень уютно чувствовала себя и во время первого визита к родителям жениха. Мама Владлена сразу дала понять, что я недостойна сокровища, которое вот-вот (по явному недоразумению!) будет моим: «Помню, еще мальчишкой подойдет сынуля к окну утром, потянется, а у меня сердце екнет от восхищения. Смотрю и думаю: какой же необыкновенной красавицей должна быть девушка, которая окажется ему под стать!»

Укоризненно-разочарованный взгляд в мою сторону, тяжелый вздох: дескать, нет, не такую невестку я видела в грезах.

Мне от этих «охов» хотелось бежать без оглядки, а Влад даже не смутился — сидел, довольно улыбаясь.

На свадьбу свекровь со свекром подарили мне кожаное пальто. Ярко-оранжевое, отороченное мехом лисы. Во время застолья «вторая мама» требовала померить обновку. Ей нужно было, чтобы дорогой подарок увидели мои родители.

Потом еще не раз услышу от свекрови: «Ты должна быть благодарна богу, что попала в такую семью. Твои-то отец с матерью на тебя наплевали. Потому и ты такая бесчувственная».

Я человек открытый и еще невестой сама рассказала будущим родственникам о взаимоотношениях в моей семье. Рассказала — и сто раз пожалела об этом.

Когда отец и мама встретились, ему было тридцать пять, ей — двадцать шесть. Прежде чем на свет появились мы с Анютой (я и сестра — разнояйцевые близнецы), родители прожили вместе пять лет. Нашим рождением мы обязаны отцу, очень хотевшему детей. В отличие от мамы — страстной поклонницы комфорта и размеренного образа жизни, который с рождением ребенка был бы непременно нарушен. Представляю себе ее реакцию, когда, забеременев, она узнала, что ждет двойню!

Отец, как и обещал, большую часть забот взял на себя. Пока мы были маленькими, вставал по ночам, убаюкивал, менял пеленки, учил ходить, говорить, потом — читать, считать.

Гулял с нами, водил в цирк и на детские спектакли. Мама следила, чтобы мы были накормлены и опрятно одеты — этим ее материнская забота ограничивалась. Ласки от нее мы практически не видели. Если мама вдруг касалась моих волос или на секунду прижимала к себе, внутри все будто пронизывало током. Я сжималась в комок и чувствовала, как по коже ползут мурашки.

Думаю, причина этой холодности крылась в ее детстве. В возрасте двенадцати лет ее бросила мать. В подробностях эту историю нам с Аней никогда не рассказывали, но, судя по туманным намекам, виновата безумная любовь, ради нее женщина, которую мне, видимо, следует называть бабушкой, пожертвовала мужем и ребенком. Мама осталась в семье отца — талантливого скрипача, энциклопедически образованного, но очень сдержанного в проявлении чувств человека.

Моих родителей тоже свела любовь.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или