Полная версия сайта

Никита Джигурда. Любить по-русски

«От дикого напряжения я напился. Мы провели вместе ночь, но сдалась Удовиченко только под утро...»

С Артемием и Илией. Рождение Илии спасло Яну от секты. Она тут же забыла о своем гуру

Стал посещать лекции по истории религии, изучать труды Блаватской и Рерихов. В эпоху наступившего хаоса я отчаянно пытался найти в жизни гармонию. Марине мое увлечение эзотерической философией категорически не нравилось. Она говорила, что это «бесовщина». А я помнил о чайке по имени Джонатан. Ей же хотелось обычного женского счастья, ребенка и заботливого мужа с традиционными взглядами.

В конце концов мечта Марины сбылась. Сейчас она замужем за замечательным бардом Олегом Митяевым. У них растет дочка Дашенька. К сожалению, после замужества Есипенко не сыграла ни одной эпохальной роли в театре. А при мне была и принцессой Турандот, и Клеопатрой... Зато теперь счастлива в браке. Олежка до сих пор мне ящик коньяку должен за то, что я их познакомил.

Мы с Мариной поехали на какой-то фестиваль. Туда же прибыл Митяев с женой. Мы проводили время вчетвером. А вскоре после возвращения в Москву Есипенко сказала, что нам нужно пожить отдельно. Для разговора по душам не было времени — я уезжал с концертами. Возвращаюсь с гастролей ночью, Марина не пускает:

— Ко мне нельзя.

— Что значит нельзя? Мне можно!

Отодвигаю ее в сторону, захожу — а на диване Олежек с гитарой.

— О! Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!

— Никита, это не то, что ты думаешь!

А что тут можно еще подумать?! Но обошлось без мордобоя и выяснения отношений.

Я просто хлопнул дверью и ушел. Марина потом пыталась со мной поговорить, но никакие уговоры Есипенко на меня не действовали.

Сейчас я благодарен Марине за счастливые и яркие двенадцать лет, что мы прожили вместе, за чайку по имени Джонатан и за то, что помогла мне вернуться в «Щуку», получить диплом актера. А тогда я был в нокдауне, для меня не существовало женщин, которые могли конкурировать с Есипенко, можно сказать, что я был у нее в сексуальном рабстве.

Освободила меня от этого сексуального рабства Алена Хмельницкая. Она тогда еще не встретила Тиграна Кеосаяна. Мы в фильме «Супермен поневоле, или Эротический мутант» играли влюбленных и, как говорится, доигрались. Но это была романтическая и красивая игра. Я считал и считаю Алену актрисой, не уступающей в сексапильности и таланте голливудским суперстарам.

После окончания съемок мы расстались без шекспировских страстей, но наша «лав стори» живет на экране и в моей песне, ставшей лейтмотивом фильма. «Я вспоминаю волны расслаблений и губ твоих живительный родник, когда, склонив усталые колени, я к влаге опьяняющей приник. Я пил тебя, как ни одну из женщин, и сладок был тот ласковый огонь, в котором я с мечтою был обвенчан и с ней на трон любви препровожден».

А дальше судьба подбросила мне еще одно испытание. Я снимался в фильме Матвеева «Любить по-русски». Моей партнершей была Лариса Удовиченко. Нас тянуло друг к другу, но я не делал первого шага. У меня был период неофитства. Я ударился в аскетизм с типично русской страстью: отказался от рыбы и мяса, часами медитировал и о близости с чужой женщиной (Лариса была официально замужем) думал не иначе как о грехопадении.

Я влюбился в Анисину, едва мы вышли на лед. Увидел в холодном мерцании ее зеленые глаза, почувствовал гибкое точеное тело амазонки...

После съемок убегал в свою комнату и закрывался в ней, как отшельник в келье. Любимицу мужчин Удовиченко такое поведение, конечно, удивляло и, думаю, даже чуть-чуть обижало. Хотя на съемках лирических сцен я не сдерживал себя и возбуждался не по-детски, чего, конечно, Лариса не могла не замечать. От дикого напряжения я однажды после съемок напился и отпустил тормоза. Мы провели вместе ночь, но сдалась Удовиченко только под утро...

А потом в «желтой» газете вышла заметка, положившая конец нашей истории. Написали, что Джигурда хвастается тем, что перенес любовные отношения с Удовиченко из кино в жизнь. Конечно, я ничего подобного не говорил.

Но Лариса сочла себя оскорбленной и потребовала, чтобы я подал на издание в суд. Мне не хотелось никаких тяжб — зачем загружать свою душу ерундой, портить карму, тратя жизнь на судебные заседания? Это не для меня. Да и, в конце концов, даже если кто-то и поверил в нашу любовь за кадром, что в этом страшного?

Я был занят работой в театрах Марка Розовского, Сергея Проханова и нисколько не тяготился одиночеством. Жил и понятия не имел, что в Москве есть девушка, которая давно и преданно меня любит.

После презентации моего первого СD «Лунная женщина», посвященного Есипенко, ко мне подошла девчонка из подтанцовки и попросила подписать альбом. Мы разговорились. Оказалось, Яна — моя верная поклонница. Я поразил ее воображение, когда она, еще школьницей, проводила каникулы у дедушки в Костроме.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или