Полная версия сайта

Ирина Слуцкая. Счастье мое

Перед родами, когда шел «Ледниковый период», она шутила: «Ребята, без меня не снимайте. Я только в роддом и обратно!»

Думала: посмотрю на него и все сразу пойму. Мы гуляли по городу, разговаривали о том о сем, старательно избегая главной темы. Украдкой разглядывала Сергея: «Чужой, не твой совсем человек, оставь его». Но через несколько дней снова позвонила.

Так мы и встречались: время от времени, как друзья. То я позвоню, то он. Сережа провожал до дверей, и каждый раз я спрашивала: «Останешься?» И слышала один и тот же ответ: «Нет». Это «нет» словно сжигало все у меня внутри, но я держалась. Слез моих он не видел.

Однажды Сережа все же остался. Просыпаюсь — он меня обнимает. «Боже, — думаю, — наконец-то! Как хорошо!» Чудесное было утро: мы завтракали, мило болтали, как будто и не было этих жутких месяцев, а потом разбежались каждый по своим делам, договорились созвониться.

Он не позвонил.

Всю ночь я ждала.

На другой день — тоже тишина.

«Забудь его, где твой характер?!» — кричала я себе. Ничего не помогало.

Вечером третьего дня звонок в дверь — Сергей.

— Куда ты пропал?

Молчит. Провела на кухню, налила чаю. И вдруг он берет меня за руку:

— Я, наверное, к тебе больше никогда не приеду...

Да что же это такое?! За что он меня так мучает?

Слезы за бортом катка на скандальной Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити

Не знаю, чего мне это стоило, но я ровным голосом сказала:

— Как хочешь...

И он ушел. Я закрыла дверь. Вот теперь между нами все кончено. Точка!

Но кругом все о нем напоминало: здесь лежала его рубашка, а из этой чашки он пил... Не могла больше там оста­ваться, уехала к родителям. Мою кровать они уже разобрали, я спала на матрасе на полу. Старалась быть все время с мамой. Она говорила: «Потерпи, пройдет, забудется».

Я постоянно плакала, искала объяснений и не находила. Сил ни о чем другом думать не было. Сколько раз собиралась ему позвонить, но одергивала себя: не надо!

Все-таки не выдержала, набрала его номер.

Один гудок, второй, третий... Пишу сообщение: «Сережа, отзовись!» Он не ответил.

На Кубке России жду, когда меня объявят, и вдруг подходит мама и протягивает мне пейджер: «Читай. Это тебе».

Пришло сообщение от Сережи: «Все твои друзья всегда с тобой. Не грусти, похрусти».

«Похрусти»?! Чушь какая-то! Чего он хочет-то от меня?

Откатала номер, получила свою медаль, поехала домой и упала спать. Следующие полтора месяца только тренировалась и спала как убитая. Совершенно не знала, чем себя занять. Никак не могла понять: как же я жила раньше, без Сережи?

Внутри, где солнечное сплетение, поселилась боль, будто что-то сжалось и не дает вдохнуть полной грудью. Я просыпалась и засыпала с ней. Что там может болеть?

Когда поняла, что не могу больше, позвонила Кате, своей подруге:

— Я так его люблю, не знаю, что делать! Думала — пройдет, а не проходит! Ничего не помогает! Без него меня просто нет...

Та меня утешает:

— Ирка, не расстраивайся! Все решится, поверь! Я и не знала, что у тебя с ним так серьезно!

Положила трубку, и через несколько минут приходит сообщение: «Ира, через полчаса выйди, пожалуйста, на улицу. Подъеду. Сергей».

Я вдруг стала гордая такая и обиженная! Куда это я пойду? То пропадает, а то поманил — и я тут как тут? Не будет этого! Ни за что не выйду!

Но вышла, конечно. Он подъезжает, идет ко мне, улыбается. А я смотрю на него и думаю: «Как же он меня измучил! Как я устала».

Сергей подошел, и я увидела, что глаза у него тоже измученные, больные какие-то. Мы кинулись друг к другу. Он меня целует: «Ирка, любимая моя, жить без тебя не могу».

У меня в глазах потемнело.

Потом он рассказал, что влюбился с первого взгляда и сделал все, чтобы быть со мной. Но он видел мою легкомысленность и не понимал: серьезно ли я к нему отношусь? Терпел, а потом решил отойти в сторону, дать мне возможность разобраться, нужен он мне или нет.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или