Полная версия сайта

«Высоцкого чуть не убили из кровной мести»

Актриса Людмила Иванова готовила книгу воспоминаний о своей жизни и встречах с коллегами — знаменитыми артистами.

Людмила Иванова

Володя не ожидал, что получит от ворот поворот. И его друзья стали открыто возмущаться: «Не протянуть руку помощи талантливому безработному актеру — это свинство!» А когда Ефремов сказал, что смущают слухи о пагубной привычке Высоцкого, начался скандал. Кто-то крикнул Ефремову: «Да ты на себя посмотри!» Конечно, Высоцкий был обижен.

Я Володю знала еще со Школы-студии, куда меня пригласили преподавать, и помню, с ним случилась история. Они с другом решили на 8 Марта пойти к девчонкам в общежитие, поздравить. Ну это сейчас просто. А тогда после 24:00 двери на замок, и вообще мужчинам в женские комнаты общежития нельзя. А они в два часа ночи пришли. В дверь их не пустили. Тогда Володя говорит: «Полезли через окно!» Они полезли, очутились в какой-то комнате. Оказалось, там живут девочки из Осетии — пугливые, практически с гор, только недавно в столицу при­ехали… И те подняли такой визг, что прибежали парни-осетины, и началась колоссальная драка. Кровная обида, дело могло кончиться очень плохо. Но Высоцкий драться умел. От исключения из Школы-студии за хулиганство его еле спас ректор Радомысленский.

Гурченко еще в 60-х мечтала сделать пластику

Сейчас все восхищаются: ах, 60-е! Романтика! Но вы бы всю романтику забыли, если б встали в шесть утра в очередь в туалет в коммуналке. И без ванны, без завтрака — на утреннюю репетицию к Ефремову. Потом дневной спектакль, потом заседание, потом вечерний спектакль… Домой идешь пешком… Хорошо, если к себе домой, а иногда — куда поближе, лишь бы лечь. Эта проблема, когда «Современник» только начинался, так остро стояла, что Ефремов даже снял какую-то комнату у площади Маяковского — для тех, кто далеко живет… Спали на единственном большом диване, независимо от пола. Я, правда, предпочитала переночевать у Люси Гурченко, которая тоже работала тогда в «Современнике» и снимала комнатенки поблизости. Не знаю, почему мы с ней сблизились, никто из театра больше с ней не дружил. Но и не зажимали ее! Просто Люся пережила такую славу, с которой потом трудно было что-то сравнивать. Она говорила, что ей в институт приносили по триста писем в день — от поклонников. Все ее обожали, все ее копировали… А в «Современнике» к ней относились нормально, как ко всем остальным. У нас много было актеров высокого уровня, которые играли маленькие роли и не воспринимали это как трагедию — в отличие от Люси. Она не могла пережить не столько неуспех в театре, сколько именно потерю славы, в которой «Современник» был не виноват. С ней жестоко обошлись совсем другие инстанции...

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или