Полная версия сайта

Василий Ливанов: Почему именно он стал Шерлоком Холмсом

«Съемки в «Неотправленном письме» были смертельно опасными. Через поле бегут трое: Кеша...

Василий Ливанов

«Съемки в «Неотправленном письме» были смертельно опасными. Через поле бегут трое: Кеша Смоктуновский, я и дублерша Самойловой. На мне висит 20-килограммовый ящик с рацией. Поджигают поле, и раздается жуткий звук — то ли стон, то ли крик нечеловеческий: «А-а?а?а-а!..» Конопля загорелась вся одновременно. Вспыхнула как бумага. А куда бежать? Горит всюду», — рассказывает актер Василий Ливанов.

— Василий Борисович, ваш отец, народный артист СССР Борис Ливанов, был знаменитым мхатовским актером. Вы тоже начинали как театральный артист, но состоялись именно в кино.

— У отца было четыре Сталинские и две Государственные премии. Он был всю жизнь верен МХАТу. В этом он когда-то поклялся на могиле Ста­ниславского, своего учителя, и клятве своей не изменял. Ему же предлагали возглавить Театр имени Пушкина, но он не согласился. Ушел из МХАТа, только когда туда пришел Ефремов. Отец сказал: «Я никогда не работал в театре «Современник», тем более в его филиале». Но до последних дней он оставался мхатовцем. И когда заболел, велел повесить над своей кроватью­ огромный­ портрет Станиславского.

Но моя жизнь в театре, куда я поступил после театрального училища, была совсем непримечательной. Меня взяли в Вахтанговский. Как и вся молодежь, я был артистом массовки. Допустим, изображал погибшего моряка, над которым горько рыдает мать. Актриса умоляла: «Не открывайте глаза, это меня выбивает». Я старался, но периодически дергался, потому что на меня капали ее слезы. А потом я, слава богу, этой роли лишился. Пожилые артисты, которые вносили меня на сцену, пожаловались, что я слишком тяжелый. Ничего мне в театре не светило. 

Поэтому, когда я получил от Калатозова приглашение на съемки в фильме «Неотправленное письмо», тут же в театре взял академический отпуск на год. На картине собралась отличная компания — Смоктуновский, Урбанский, Таня Самойлова и я. Съемки в «Неотправленном письме» были не просто сложными — смертельно опасными. Помню первый съемочный день. Конопляное поле. Март. Конопля пожухлая, выше человеческого роста. Снимаем, как через горящее поле бегут трое: Кеша Смоктуновский, я и Галка — дублерша Самойловой. На мне висит 20-килограммовый ящик с рацией. У дублерши за спиной рюкзак, набитый тряпками. 

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или