Том Харди: «Бэтмен — для восьмилетних детишек. Меня привлекают более темные силы»

«Физически я давно — развалина. На съемках «Венома» порвал мениск. Колено уже не мое. Нервы на...

Мария Обельченко
Том Харди Фото: LEGION-MEDIA
Том Харди

«Физически я давно — развалина. На съемках «Венома» порвал мениск. Колено уже не мое. Нервы на пределе. Седые волосы появились. Шрамы на носу — следы от столкновений не с теми героями в юности. Зато я теперь чувствую ответственность. За себя, детей, жену, работу», — говорит Том Харди в эксклюзивном интервью «7Д».

Он — живая легенда. Мало кто на самом-то деле удостаивается в 40 лет такого привилегированного к себе отношения, как Харди, британский самородок и близкий друг принца Гарри. Харди не афиширует свою дружбу с принцем (они познакомились во время игры в поло), но нарочно увеличил часы работы над съемками своего фильма «Фонзо» (где играл роль Аль Капоне) в Новом Орлеане, чтобы вместе с женой Шарлоттой Райли успеть на свадьбу Гарри и Меган Маркл. «Было очень интересно и красиво. Хотя я едва мог держать глаза открытыми от усталости и недосыпа. А все глазели, пытаясь не пропустить мельчайшие детали, — и в этот раз, к счастью, не на меня!» Если в Голливуде Харди — один из самых блистательных актеров своего поколения, то в Англии он — национальное достояние. Популярный британский журнал для женщин в 2018 году назвал Харди «самым сексуальным мужчиной». В 2016-м он вошел в список самых влиятельных людей Великобритании. Елизавета II в июне, на праздновании своего дня рождения, присвоила ему звание Командора ордена Британской импе­рии. Том, правда, мог упустить шанс получить эту награду. Его ассис­тентка Натали (он именует ее «сестрой») отклонила приглашение, зная нелюбовь актера к публичным мероприятиям. К счастью, Том все-таки оказался в тот день на королевском приеме.

Харди живет в Лондоне — купил квартиру в Ричмонде, неподалеку­ от района, где родился и вырос в семье­, относящейся к верхушке средне­го класса. Отец — глава рекламного аген­тства и писатель, мать — художник. Харди-старший написал для сына по его просьбе сценарий сериала «Табу». В 2014 году Харди женился на актрисе Шарлотте Райли, они познакомились в 2008 году на съемках телефильма «Грозовой перевал» по роману Эмили Бронте. Вместе снимались и в сериале «Острые козырьки». Шарлотта сыграла роль Кейт Миддлтон в британском фильме «Король Карл III». О тайной свадьбе Харди и Райли в замке XVIII века на юге Франции, где присутствовали лишь самые близкие молодоженов, стало известно только два месяца спустя. Это вторая женитьба актера. Он развелся с продюсером Сарой Уорд в 2004 году после пяти лет брака. Том не скрывает, что союз этот распался из-за его пристрастия к алкоголю и наркотикам. У Харди есть старший сын от подруги Рэйчел Спид, которого он воспитывает вместе с ребенком, родившимся в 2015 году в браке с Шарлоттой. Сейчас Шарлотта вновь беременна…

— Том, ну вы в курсе, конечно, что от успеха фильма «Веном» зависит продолжение бума вокруг комиксов Marvel, слегка сдавших позиции в последнее время. К тому же студия Sony возлагает огромные надежды на то, что сумеет создать успешную франшизу, где главным будет супергерой Веном — один из самых легендарных врагов Человека-паука. (В человеческом обличье Венома обитает пришелец, монстр, так называемый симбиот. Харди в этом проекте играет журналиста Эдди Брока, чей Веном превращает в монстра его самого. Эдди предстоит вырваться из-под этого страшного контроля. — Прим. ред.)

— Звучит круто, верно? Чертовски много давления. Но мне вообще-то плевать. Бокс-офис — не моя забота. И я не хочу знать, что вырастет потом из этого проекта. Мне просто захотелось сыграть в нем этого персонажа — Венома. Хотя я и не разбираюсь особо в комиксах. Первый, кто меня поддержал, после того как я почитал сценарий, — мой старшенький. Луи 10 лет, и он в комиксах здорово разбирается. 

Том Харди с Мишель Уильямс Фото: OUTNOW
С Мишель Уильямс в фильме «Веном»

Сам же я в детстве их лишь проглядывал — немного «Человека-паука», немного «Бэтмена». (Харди в 2012 году сыграл в «Темном рыцаре: Возрождение легенды», одном из самых успешных блокбастеров на основе комиксов, режиссера Кристофера Нолана, он же снимал актера и в «Дюнкерке», и в «Начале». — Прим. ред.) Но они мне показались слишком замороченными, для фанатов. Я же смотрел по телику «Бэтмена», старое кино, снова и снова. Где он дерется с резиновой акулой! Я все-таки считаю, что Человек-паук или Бэтмен хороши для восьмилетних детишек. Меня привлекают, знаете ли, более темные силы.

Том Харди предпочитает героев-гангстеров, психопатов и подонков, простаков с «двойным дном», но не героев-любовников, упаси боже… («Темный рыцарь: Возрождение легенды», «Начало», «Безумный Макс: Дорога ярос­ти», «Выживший», «Бронсон», «Ле­генда», «Лок», «Самый пьяный округ в мире», «Общак». — Прим. ред.)

— (Смеется.) Вижу, вы хорошо подготовились. Знаете, что Томми любит иногда говорить о себе в третьем лице. Есть такая привычка. Да, Веном — герой для меня. Есть чем поиграть в рамках психологической динамики этого фильма. Раздвоение личности — разве это не потрясающе для актера? Мой персонаж Эдди Брок должен каким-то образом эту вот ситуацию — с живущим внутри него огромным существом, монстром — разруливать. И в конце концов этот журналист-расследователь вынужден смириться с тем, что он тоже отнюдь не паинька. И все благодаря этому монстру внутри, выросшему из вируса-паразита. Они не могут друг без друга. Причем Эдди сначала еще нужно смириться с тем, что такие изгои и монстры, подобные его «дружку», существуют! (Смеется.) Большинство людей ведь не желают признавать, что глубоко внутри них прячется какой-то паразит, который заставляет их нарушать все правила и нормы! Ну как же — общество немедленно запишет в сумасшедшие, осмелься кто признаться. Я же не люблю классических героев. Подозрительны они мне. Когда кто-то изображает из себя столп общества, бастион благородства и идеального святошу, я больше чем уверен — честности в подобном персонаже еще меньше, чем в грязной луже из лошадиного сами понимаете чего.

— Известно, что вы страстный собачник и не раз позволяли себе нелицеприятные сравнения людей с собаками...

— Конечно. Потому что собаки — честные и делают то, что думают. У них все на виду, никаких масок и лицемерия. Всегда знаешь, чего ожидать от собаки. Безграничная дружба и преданность. Жизнь и душа всегда рядом с тобой, слышно, как бьется преданное сердце в одной с тобой комнате. Когда рядом собака, значит, все хорошо… Потому что ну зачем, скажите мне, это животное решило быть рядом с нами? На кой черт мы, люди, ему нужны? Что они в нас такое увидели? Да разве мы это заслуживаем? «Я хочу быть рядом с тобой, потому что ты классный!» Да ни черта я не классный! Это ты, друг, классный!

Том Харди с женой Шарлоттой Райли Фото: EAST NEWS
«Стараясь оберечь, обезопасить своих детей, возможно, я создам для них немало проблем. Но ни за что не позволю пройти через то, через что прошел сам» С женой Шарлоттой Райли. Лондон, 2014 г.

— Правда, что Леонардо Ди Кап­рио заставил вас сделать татуировку, при том что вы и так весь «разрисованный»… И он же вам первому выразил благодарность со сцены, когда получал «Оскар» за фильм «Выживший»…

— Ну, я играл в «Выжившем» роль второго плана, бессердечного негодяя-охотника, жестокого мерзавца. Условия были адские. В общем, я как-то поспорил с Лео. Он уверял, что меня непременно номинируют на «Оскар». Я сказал: «Ха! Еще чего! Вот тебя — точно!» Вот и поспорили, что если меня и впрямь номинируют, я сделаю татуировку — какую закажет Лео. Он, чертяка, прав оказался. Хоть я и проиграл, но тем не менее в номинацию-то попал. Победил тогда Марк Райлэнс, мой соотечественник. Помню, проходил мимо меня на сцену и так ехидно мне бросил: «Привет любителям!» (Смеется.) Так вот, Лео долго думал и наконец придумал мне тату. «Лео знает все» — гласит это произведение искусства на моей руке! (Смеется.)

— Вы сами отец двоих детей, рас­ска­жите о своих родителях, детстве­…

— Лучше бы вам этого не знать. (Смеется.) У меня были отличные отношения с мамой. С отцом — сложнее. Много позже мы сумели исправить прошлое. Отец был самым прекрасным учителем в мире, что часто может означать — самым жестоким. Он относился ко мне как к взрослому, равному себе, а я был ребенком. Никогда не ставил фильтр между собой и мной. Не приспосабливался ко мне как к ребенку. Я много над собой трудился, чтобы для своих детей стать иным отцом. Учился на его ошибках. Хотя кто знает — стараясь всячески оберечь, обезопасить своих детей, возможно, я создам для них немало проблем. Но ни за что не позволю пройти через то, через что прошел сам. Нет сложнее и важнее работы на всем свете, чем быть родителями. Вот что я вам скажу. Военные, полиция, врачи, шахтеры — огромное им мое уважение, от них много чего зависит, но родительство? Это даже не работа. Это нечто особенное.

— Правда, что вас изгнали из престижной частной школы — что для мальчика из уважаемой английской семьи, конечно, большая неудача, как и для его родителей?..

— Ну да. Родители пытались впихнуть меня в такую школу, я сдал экзамен, однако провалил интервью. Возможно, недостаточно сфокусировал свое внимание на человеке, который проводил собеседование. «Я не могу с этим мальчиком беседовать, поскольку он витает в своих фантазиях». Что ж, фантазии стали моей работой, забавно, правда? В общем, я плохо справлялся с академической учебой. К тому же определяющей силой в моей жизни было нежелание чувствовать себя счастливым. Ни при каких обстоятельствах. Если говорили, что надо поступить именно так, я в девяти случаях из десяти делал все ровно наоборот — и попадал в бесконечные переделки. Связался с плохими парнями — типа местной банды. Дрался вечно в школах. Считался отъявленным негодяем и был изгоем в нашем дорогом и престижном районе. В 13 лет познакомился с наркотиками и алкоголем. К моему счастью, жизнь давала мне много шансов, несмотря на самые ужасные поступки и отчаянные ситуации, в которые я попадал. Несколько раз был на грани смерти — валяясь на улице в состоянии передоза. Несмотря даже на диагноз, который мне в 15 лет выкатили врачи — малолетний шизофреник с психопатическими нарушениями. Что-то вроде этого. Крутовато для подростка, пускай и такого, каким я был… Полагаю, доктор эту хрень напрасно мне приписал. Да, я был асоциальным, наркоманил, пил и все такое прочее. И вероятно, вел себя у врача назло ему, специально выдавая неправильные реакции, но это, возможно, был своеобразный крик о помощи, отчаянный причем, как бывает у младенцев, не умеющих еще говорить.

Том Харди Фото: Геннадий Авраменко/Sony Pictures
В парке «Зарядье» в Москве. Сентябрь 2018 г.

— Неужели именно актерство вас спасло?

— Отчасти. Меня выгоняли из драматических школ не раз и не два. Хотел записаться на военную службу, в десант. Возможно, служба бы мне понравилась и я бы принес какую-то пользу. Но отступился — как не раз делал. И сожалел об этом в очередной раз — несчетный… Так или иначе, стал актером. (Первую роль Харди получил в знаменитом телефильме «Братья по оружию» Стивена Спилберга и Тома Хэнкса в качестве продюсеров, открывших миру немало будущих британских звезд, в том числе Дэмьена Льюиса, Майкла Фассбендера, Джеймса Макэвоя. — Прим. ред.) Но реально я спасся только к 25 годам. Прошел программу анонимных алкоголиков, все 12 ступеней, и с тех пор «в завязке». Мне было чертовски трудно прилюдно называть себя «алкашом». Но как же дьявольски тяжело с тех пор им не быть! Боюсь, буду до конца своих дней бороться с демонами — чтобы получить твердый шанс с уважением смотреть на себя в зеркало.

— О вас кричали заголовки всех британских таблоидов в апреле 2017 года: «Том Харди гнался за вором через весь город!»

— Не было никакой гонки. Когда я схватил одного из парнишек, укравших мопед, он был как тряпичная кукла. Газетчики пропустили самый важный момент, как обычно. Я помог этому ребенку. Такие истории — мое слабое место. Слишком знакомо, до боли…

— Несмотря на ваш статус едва ли не лучшего актера своего поколения, значительного актера, настоящего, репутация у вас непростая, и о сложностях работы с вами ходят легенды…

— Мои намерения всегда однозначны — помочь. Это раздражает, и подозреваю, многие именно из-за этого находят меня непростым партнером. Да, я буквально воевал с режиссером Алехандро Гонсалесом Иньярриту на съемках «Выжившего». И с обожаемым мною Джорджем Миллером тоже спорили, когда снимали «Безумного Макса...»… (Харди подписался еще на три сиквела этого ставшего хитом фильма. — Прим. ред.) Еще долго молва о якобы скандалах на площадке и безобразном отношении к коллегам — особенно к Шарлиз Терон — меня преследовала. Я даже вынужден был публично извиниться. Но я не опасный человек! Просто очень эмоциональный и чувствительный.

— А как насчет физической формы? Вы всегда очень брутально выглядите, что не мешает играть персонажей, умственно и психологически, что называется, превосходящих противника…

— Одно могу сказать. Физически я давно разваливаюсь на части. На съемках «Венома» порвал мениск. Колено уже не мое. Нервы на пределе. Седые волосы появились. Шрамы на носу — следы от столкновений не с теми героями в юности. Зато я теперь чувствую ответственность. За себя, детей, жену, работу. Если ко мне обратиться за помощью, я помогу. Найду решение. Я больше не сорвиголова, вечно попадающий в истории.

Статьи по теме

комментировать

Подпишись на канал 7Дней.ru

ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ

  • #
    Видный мужик, но идиот. Почему это так часто сочетается?

  • #
    Обожаем его..в сериале Прикуп вообще круто сыграл

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение

    Читайте еще