Полная версия сайта

Светлана Немоляева: почему ее кинокарьера началась только в сорок лет?

«Моя мама на четверть — цыганка. Мой прадед — барон Неелов, камергер царского двора — влюбился в...

Светлана Немоляева с мужем Александром Лазаревым и сыном Александром

Камера включается, оператор снимает, я контролирую фокус, а Долохов произносит свой монолог умирающего человека. И на словах о том, что мать не перенесет его гибели, у Ефремова по щеке катилась слеза. Это было абсолютно реалистично, просто жуть брала! И вот звучит команда «Стоп!». Олег говорит: «Так, ребятки, сигаретка есть у кого-нибудь?» Закуривает и начинает анекдот какой-то рассказывать, все хохочут. За это время мы успеваем вернуться к исходной точке. Бондарчук снова спрашивает: «Олег, ты готов?» Ефремов говорит кому-то: «Подержи сигарету». Ложится. И все начинается снова: машина по­ехала, мотор, камера. И Олег снова произносит свой текст — и по щеке опять ползет слеза. Кадр отсняли — он опять: «Так, на чем я остановился?» И так далее, много раз. Я не понимал: как это возможно — так переключаться? Мне посчастливилось на съемках на расстоянии метра-двух видеть чудо перевоплощения. Это поразило меня.

— Вы начинали в 60-х, во ВГИКе учились практически одновременно с Тарковским, Шукшиным, Кончалов­ским, Шепитько, Шпаликовым… Звездная плеяда!

— Никто тогда не был ни Тарков­ским, ни Кончаловским, все были студентами. Жизнь бурлила, бродила, шумела, все хотели чего-то нового. И наши бесконечные студенческие разговоры, это кипение жизни было самым главным учителем в институте, а вовсе не педагоги. И в ком этого кипения оказалось больше, из того и вышел толк. Из тех, кого вы перечислили, я знал всех, но больше общался с художниками, режиссерами. Еще со сценаристом и поэтом Геннадием Шпаликовым, написавшим для нас замечательный рассказ «Даша», по которому мы должны были снять короткометражный фильм. Работа не состоялась, но рукопись я бережно храню до сих пор. Гена иногда заходил к нам домой, играл на гитаре, мы выпивали бутылку водки на двоих. 

Николай Немоляев и Карен Шахназаров

Почему-то тогда считалось, что каждая встреча должна сопровождаться водкой. Наша кинематографическая компания постоянно перемешивалась со Светкиной — театральной, мы вместе гуляли в квартире наших родителей на Плющихе. Мы друг в друга влюблялись, хохотали без причины, шутили. Именно Светиными друзьями, а уж потом моими были Валя Гафт, Гена Гладков и Вася Ливанов. Помню, как Вася пришел к нам в гости, когда я праздновал свое двадцатилетие, принес мне книжку в подарок. Это была детская раскраска. Вася ее надписал: «Милый Коля, книжка эта называется «Три цвета». Красный, синий, голубой — выбирай себе любой. От табака и алкоголя впредь воздерживайся. Василий Ливанов. Москва. Кремль. 1958 год». 

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или