Полная версия сайта

Галина Стаханова. Мечты сбываются?

Мы с Роланом оказались очень разными. Никак у меня не получалось подстроиться под сумбурную жизнь...

Галина Стаханова

— Он приходился родственником герою первых пятилеток Алексею Стаханову?

— Родом они из одной деревни и в каком-то дальнем родстве, наверное, состояли. Во всяком случае, родители несколько раз ходили к Стаханову в гости в знаменитый Дом на набережной. Я и сама как-то с ними была у Стаханова, правда не дома, а в Комиссариате угольной промышленности на тогдашней площади имени Ногина.

Мне кажется, страсть к пьянке у моего отца тоже была фамильная. Ведь герой труда, несмотря на свои рекорды и высокие посты, страшно пил. И отец тоже. После возвращения из Казахстана работать толком нигде не устроился, сидел у матери на шее. К тому же у него на фоне застарелого шахтерского силикоза еще и туберкулез начался. Он его в итоге и свел в могилу. Да и меня чуть не погубил: из-за постоянного контакта с туберкулезным больным я заболела инфекционным плевритом, долго в больнице лежала, но выкарабкалась. Так мама одна и тащила на свою дворницкую зарплату и отца, и меня. Неудивительно, что я думала не о том, куда поступать, а о том, как на хлеб зарабатывать. Окончила семилетку и сразу устроилась телефонисткой на университетский коммутатор. А доучивалась уж потом, в вечерней школе. Тогда так многие поступали.

В детстве в театр не ходила — денег на билеты не было. В кино, правда, бегала часто. В том же университете, где мы жили, справа — там сейчас церковь — когда-то располагался ДК МГУ. Билетерши ребятишек из нашего подвала знали и пускали бесплатно. Мы садились прямо на пол перед первым рядом и, открыв рты, смотрели все подряд. И наши фильмы: «Подвиг разведчика», «Молодую гвардию». Ну и трофейные, конечно: «Леди Гамильтон» и «Мост Ватерлоо» с Вивьен Ли, «Петер» с Франческой Гааль, «Девушку моей мечты» с Марикой Рёкк... Там, в ДК МГУ, я и с театральным искусством впервые познакомилась.

В конце сороковых в ДК работала замечательная женщина — Марьяна Герасимовна Соболева. Вела танцевальную студию. Весной, когда на улице уже тепло, окна в зале, где шли репетиции, открывали, и мы под ними как галчата собирались: музыку слушали, смотрели, как девочки танцуют в воздушных юбочках. Вот из этого окна Марьяна Герасимовна нас и поманила: «Чего там стоите, ребятки? Давайте к нам!» И мы прямо через окно влезли в зал. В тот день, наверное, моя судьба и решилась. Оказалось, что Марьяна Герасимовна еще и детский драмкружок ведет. С тех пор в этом кружке была вся моя жизнь.

Галина Стаханова

Летом меня на три смены отправляли в пионерский лагерь МГУ в Красновидово. Марьяна Герасимовна тоже туда ездила. Так что мы и летом играли. «Снежную королеву» ставили — мне досталась роль Вороны, в «Любви к трем апельсинам» — шута. Так свою карьеру и начинала...

Лагерь в Красновидово я любила так отчаянно, что однажды прямо среди учебного года решила туда убежать. В тот день провинилась сильно и очень боялась, что попадет от мамы. Она меня строго держала, могла и ремня дать, и на горох поставить. Да я, признаться, в самом деле была настоящей дворовой девчонкой. Вечно мы с ребятами какие-то проделки устраивали. То побирались на улице как нищие, на мороженое сшибали. То пойдем, бывало, в универмаг «Военторг», где за копейки продавались цветные книжки-малышки для детей. Но мы их не покупали, а тырили. Кто-то на стреме стоял, а кто-то незаметно стаскивал книжечку-другую с прилавка. В лагере опять же ходили воровать огурцы. Однажды сторож поймал, схватил меня за косы, поднял да и перекинул через забор. Я бежать...

А в тот раз я подралась. Вообще-то недрачливая была. Но если кто доведет... Одна девчонка в классе надо мной просто издевалась. То обзывала, то чернилами брызгала, то кнопки на стул подкладывала. Как-то даже в бочку с краской окунула, я пришла домой вся желтая. И вот она снова решила надо мной поиздеваться, а я, доведенная до предела, возьми да и вцепись ей в волосы. Выдрала хороший клок. Она, конечно, побежала жаловаться родителям. Ну, думаю, все: если мамка узнает, точно прибьет. Некуда податься — везде виновата, вот и решила в лагерь свой родной пойти. Невдомек было, что зимой там никого нет. Добралась до Ленинградского шоссе, но как стемнело, все-таки испугалась, повернула назад. А мама везде бегала, меня разыскивала. Про наказание забыла, лишь бы вернулась живой: «Куда ты, доченька, запропастилась?!» Я ей все честно про драку рассказала. А она ничего, ругаться не стала, даже по голове погладила: «И правильно сделала! За себя постоять надо!»

Ближе мамы у меня человека не было. Хоть она отличалась строгостью, всегда меня поддерживала. Помню, когда уже окончила школу рабочей молодежи, она на философском факультете вахтером подрабатывала и мне говорила: «Галка, давай сдавай экзамены. Похлопочу — примут». А ее и правда, несмотря на неброские должности, везде, где бы ни служила, уважали. Не будь я такой упрямой, может, из меня философ бы вышел! А что? Александр Гордон, который несколько раз звал меня в свою программу «Мужское / Женское», все время твердит: «Галина Константиновна, мудрейшая вы наша». Но я собиралась стать только артисткой.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или