Полная версия сайта

Павел Майков: «Я тайно любил жену человека, с которым дружил, работал и пил»

Павел Майков рассказал о своей звездной болезни после триумфа «Бригады» и о том, как уводил жену у друга.

Мы с Киркоровым играли на сцене братьев незадолго до того, как он увидел мою сестру в спектакле «Губы» и пригласил на роль в свой мюзикл

Я первым ушел от жены — без объяснений. Маша не сразу мне поверила, еще месяц тянула с решением, пока я жил у родителей… Дала подумать, не захочу ли вернуться. А потом она должна была ехать на съемки в Крым, но не выдержала и отказалась от роли... Сбежала оттуда ко мне. После чего забрала вещи из Мишиной квартиры. И только 3 августа 2006 года, когда мы остались у нее, между нами все произошло. Афишировать свои отношения мы не собирались, но Горевой то ли узнал про них, то ли почувствовал… На следующий день позвонил нам в дверь и выдал целый шекспировский монолог про дружбу, любовь и предательство! А потом еще и перенес все это в телеэфир на пару с моей бывшей женой. В одиночестве пострадать он не мог — и подключил к этому Катю. Тут и начался весь этот геморрой с прессой и криками проигравших сторон. Хотя кто в этой истории проиграл, мне до сих пор непонятно: Катя и Миша обрели новые семьи, у них родились дети…

Уверен, что меня больше всего осуждают люди, которые втайне мечтают затащить в койку жену друга.

Но если бы мне предоставили выбор, я сделал бы это снова... Иначе просто умер бы. И когда ко мне, как к эксперту по данным вопросам, обратился один из друзей по «Бригаде», я сказал: «Вован, даже не думай!»

Маша оказалась первой девушкой, которую одобрила моя мама. «Теперь я за тебя спокойна», — сказала она. Хотя мать никогда не лезла в мои отношения — в этом вопросе больше пеклась о дочке. И когда Настя Стоцкая переживала развод, мне было больно за сестру. А с другой стороны, я понимал, что это к лучшему: зачем держаться за то, что не срослось? Тем более детей у них с Секириным не было.

А по своему опыту я знаю, что ничего нет больнее, чем делить ребенка с бывшей женой…

Сначала Катя устроила мне холодную войну: «Больше ты Даньку не увидишь!» Длилось это месяца три-четыре. Потом суд… Ну Катька и остыла, поняла, что это сыну в первую очередь нужно. Она умная баба, просто мы не должны быть вместе. Сейчас она счастливо вышла замуж, родила дочь… А сын уже два года живет у нас с Машей. Сам попросился: «Пап, хочу жить с тобой». — «Поругались с мамой, что ли?» — «Нет, просто...» А просто Катя не любила меня никогда, родила ребенка — и он с каждым годом все больше походит на бывшего мужа, причинившего ей боль. Мои феньки проявлются, мой смех… Раздражает. Данька растет свободолюбивый, наглый, борзый, и она не могла с ним справится, хоть я ему запрещал ругаться с матерью.

Уверен, что меня больше всего осуждают люди, которые втайне мечтают затащить в койку жену друга. Но если бы мне предоставили выбор, я сделал бы это снова...

В Даньке два мальчика уживаются: один — светлый ангел, другой — черный демон. Я это вижу, сам такой и сыну как будто передал по наследству. Светлый — берет на улице у негра листовку по несколько раз, чтобы тот скорее домой пошел. «Не могу, — говорит, — ужас как жалко негра». А потом темное нутро из Даньки лезет — в 9 лет выбил кулаком стекло в комнате у матери. В «Склиф» возили руку зашивать. «Что ты творишь?» — спрашиваю. «Я выразил свое отношение», — по-взрослому так изъясняется. Тогда мы с Катей и решили, что Даньке будет лучше со мной.

Отца он любит, слушается. Боится, когда начинаю орать. Однажды 7 двоек принес, и я в сердцах шлепнул его по голове книгой. Математикой. «Почему не 12?» — кричу. Потом переживал 1,5 дня, корил себя…

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или