Полная версия сайта

Названая дочь Татьяны Лиозновой: «Арчил Гомиашвили более 30 лет таил на нее обиду»

О режиссере Татьяне Лиозновой рассказывает ее названая дочь Людмила Лисина.

Причем, как правило, самых достойных и состоявшихся в своей профессии. Последним, с кем Татьяна Михайловна могла бы создать семью, был Владимир Кириллин, заместитель Алексея Косыгина, председателя Совета министров СССР. Умнейший, образованный человек — его научные труды в области термодинамики до сих пор занимают в библиотеке Лиозновой почетное место. У них были высокие отношения и уважение друг к другу. Однако Татьяна Михайловна не терпела, когда даже близкий человек вмешивается в ее работу. Когда она собиралась высмеять советскую бюрократию в фильме «Мы, нижеподписавшиеся», сначала пришла с Кириллиным на одноименный спектакль. После того как дали занавес, Владимир посоветовал: «Не лезь в это, тебя посадят». — «И тут я поняла: дорогой, да мне лучше с тобой расстаться!»

У нее шаг влево, шаг вправо — расстрел. Но, конечно, они из-за этого не разошлись, Лиознова воплотила свой замысел, а потом пригласила Кириллина на премьеру, посадила в первый ряд и наблюдала… А в соседнем с ним кресле оказался мужик в костюме пожарного. Тот от смеха пополам складывался — и каждый раз заваливался на Кириллина, чуть не рыдая у него на плече! Забавно было видеть реакцию простого работяги и высокопоставленного чина. И Владимир признал, что был не прав. А общее счастье им построить не удалось...

Я никогда не лезла в душу к мамуле: захочет — сама расскажет. И много было личного, что останется только нашим с ней секретом. Но выворачивать свои чувства наизнанку — это не про нее.

Когда Лиознова утвердила на роль таксиста Ефремова, тот признался: «А водить-то я не умею!» Пришлось ей дать  Олегу пару уроков, чтобы выглядел достоверно. Т. Лиознова (справа), Татьяна Доронина (слева), Олег Ефремов

Намекнет, а ты догадывайся. Например, Татьяна Михайловна часто говорила про любимую свою Нонну Мордюкову: «Не родился еще мужик ее объема! Ее достойный!» Но разве могла она сказать нечто подобное про себя! Боже упаси! И лучше было не спрашивать, не гневить…

— Татьяна Михайловна случайно не рассказывала: сложно ей было на съемках «Семнадцати мгновений весны» управляться со всеми этими мужчинами, да еще такими разными?

— Я надолго угодила в больницу, когда Лиознова начала съемки. Но, несмотря на это, она приезжала, звонила, передавала гостинцы… И, конечно, что-то рассказывала. А потом все эти истории я еще много раз слышала на ее творческих вечерах от непосредственных участников событий…

Как я уже говорила, утверждение на роль Штирлица проходило долго, и наконец Татьяна Михайловна нашла свой идеал.

Только когда начались съемки, у него вдруг обнаружился один изъян: на руке была татуировка «Слава», что могло с головой выдать советского разведчика. Пришлось ретушировать.

Лиознова говорила: «В этом фильме нет ни одной лишней паузы». Хотя актерам гораздо сложнее молчать в кадре, чем говорить… Порой Тихонов спрашивал: «О чем я буду так долго молчать с сосредоточенным лицом?» «А ты вспоминай таблицу умножения!» — парировала режиссер.

Знаменитая шестиминутная сцена встречи разведчика с женой вошла в историю. Но когда Татьяна Михайловна утвердила Элеонору Шашкову, она даже не предупредила, в чем будет заключаться ее роль. «Дайте хотя бы слова выучить!» — попросила молоденькая актриса. — «Иди спать, в твоей сцене нет слов». — «А что же мне играть?» Сначала сцену собирались снимать без Тихонова — дали ему выходной. Но Шашковой повезло: он пришел на площадку — ему хотелось увидеть ту женщину, по которой так тоскует Штирлиц. Кстати, эта сцена появилась в фильме благодаря Тихонову — в сценарии ее не было. Один разведчик в отставке рассказал ему, как через несколько лет работы за границей смог увидеть свою жену, когда ее подвели к витрине магазина, в котором он находился…

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или