Полная версия сайта

Дворцовые страсти Григория Потемкина

У Григория Александровича Потемкина было все, что только можно пожелать, — власть, богатство, удача...

Таврический дворец. Санкт-Петербург, Шпалерная улица, д.47

У Григория Александровича Потемкина было все, что только можно пожелать, — власть, богатство, удача, но сейчас его мир съежился до старого плаща, который снял с себя один из солдат конвоя, да пронзительно-голубого молдавского неба над головой...

Жизнь заканчивалась, вытекала с каждой секундой, каждым вздохом — но он не жалел о том, что пренебрегал советами докторов, не принимал их лекарств и отказывался от диеты. Сейчас прошлое виделось со стороны, словно через хрустальное стекло, делающее прожитые годы ясными и отчетливыми, и он понимал, что зря суетился. Обращал ценности в наличность, продавал и покупал поместья, избавлялся от одних земель и приобретал другие, пытался выкроить для себя княжество в Молдавии.

Фортуна переменчива, на смену Матушке рано или поздно придет ненавидящий его наследник — и ему придется бежать, прятаться там, где до него не дотянутся длинные руки Императора Всероссийского. Польша — не лучшее убежище, и все же она даст ему хоть какую-то независимость. Да и ускользнуть от Павла Петровича, наследника-цесаревича, там проще… Но нынче все это казалось неважным: случилось что-то, из-за чего он расхотел жить, а в чем тут дело, светлейший князь до конца не понимал.

Но что важно? Чем он оправдается на Страшном суде, когда зазвучат небесные трубы и мертвых вместе с живыми призовут к последнему ответу? К горлу подступал комок, глаза застилала пелена, и он проваливался в яму бездонную... Судя по всему, та была наполнена молодильной водой.

Он выехал из Ясс 5 октября 1791 года, его кортеж остановился в степи.

Любимая племянница Потемкина, Александра Браницкая, плакала, уткнувшись лицом в лакированный борт кареты. У него было шесть племянниц, он покровительствовал всем, и четыре из них стали его любовницами, но Александра была ему дороже остальных. Браницкая спросила, давясь рыданиями: «Он умирает?» И адъютант Петров молча кивнул. Светлейший слышал вопрос, видел, как его адъютант снял треуголку и уткнулся в нее лицом. Его это позабавило.

Он умирает? Что за чушь — ему давно не было так хорошо… Секунду назад Потемкин не мог дышать, а теперь чувствовал удивительную легкость и свободу. Он с наслаждением вздохнул, улыбнулся — и из 1791-го попал в 1762- й, в душный июньский день, прямиком на Дворцовую площадь.

Огромный, по-медвежьи могучий, Григорий Потемкин, фаворит Екатерины II, некоронованный император,   был большим мечтателем. (Репродукция портрета Светлейшего князя Г.А. потемкина-таврического, работы неизвестного художника. 1780-е гг.)

Ему снова было 23 года, он оказался в возбужденной толпе полупьяных гвардейцев. Это — переворот. Впереди поспешно строятся верные императору Петру III преображенцы, сейчас они дадут залп, и от их орды ничего не останется. Но один из офицеров заорал: «Виват, Екатерина!» — и строй рассыпался, а его не убили.

Вот и она: молодая, прекрасная, в обтягивающем точеную фигуру зеленом гвардейском мундире. Императрица гарцует на рослом коне, вокруг нее толпятся хмельные от вина и собственной дерзости гвардейцы, и Потемкин чувствует, как ее хотят несколько тысяч разгоряченных мятежом и удачей мужчин. Его переполняет то же чувство, но это еще не любовь — амазонка в мужском костюме кажется ему жар-птицей, которую надо поймать за хвост.

Все, кто рядом с ним, — молодые, жадные до славы, чинов и богатства, — хотят того же. После того как Петр III отречется и его насмерть забьют в Ропше, на участников переворота прольется золотой дождь. Кому 300, кому 600 или даже 800 крепостных душ; новые чины, придворные звания… Потемкин стал камер-юнкером и за 8 лет дослужился из вахмистров Конной гвардии до генерал-поручика: карьере помогло то, что он был близок к «малому кругу» заговорщиков. Григорий Александрович, выходец из пропитанной беспокойным польским духом смоленской шляхты, обладал не в меру живым нравом и хотел заполучить весь мир, но при этом не понимал, что именно ему надо.

В первый год учебы в Московском университете он получил золотую медаль, а на третий был отчислен за лень; умел расположить к себе любого, но только когда был в ударе; отличался вздорным характером и редкой незлобивостью — Григорий и Алексей Орловы в пьяной ссоре выбили ему глаз, а он простил…

Подпишись на канал 7Дней.ru




Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или