Полная версия сайта

Огюст Монферран: без вины виноватый

В своем завещании зодчий просил, чтобы его похоронили в одном из подземных сводов Исаакиевского собора...

Комиссия Бенкендорфа уверяла, что печная труба была исправна — но ее тепло разогревало расположенное рядом «деревянное устройство», а это прямиком вело к пожару. Имя создателя устройства Бенкендорф не упомянул, но императору оно отлично известно: интерьеры в Фельдмаршальском и Петровском залах переделывал Монферран. Искра от тлевшей в печи душегрейки только довершила дело...

Несколько дней Монферран ходил сам не свой. У него было много недоброжелателей, и он знал, о чем говорят за его спиной: Монферран так перестроил Зимний, что тот сгорел. Но в чем его можно обвинить? Он много раз повторял, что работы нужно выполнять в камне, и тогда на них уйдет лет шесть, но ему было велено уложиться в пять месяцев.

Все чертежи видел император, считающий себя большим знатоком архитектуры, и ни в чем не возражал. Нет, козлом отпущения его не сделают: в таком случае окажется, что Зимний Монферран сжег на пару с царем. Так и вышло — крайними назначили пожарного Щепетнова и вице-президента гофинтендантской конторы, через несколько месяцев они получили отставку.

Зимний дворец Николай I восстановил быстро, за два года, на этот раз его постарались сделать несгораемым. Печи перекладывали, отодвигая их от стен, использовали кирпич и металлические конструкции — теперь император боялся дерева. Зимний восстанавливали Василий Петрович Стасов и Александр Павлович Брюллов, а Монферран занимался главным делом своей жизни, строил Исаакиевский собор.

Он начал проектировать собор 30 мая 1817 года. 30 мая 1858 года Исаакий был открыт, а меньше чем через месяц Монферрана не стало... Тут-то новый император и наказал его за случившийся двадцать с лишним лет назад пожар в Зимнем.

То, что его все-таки считают виноватым, Монферран понял еще в 1837-м, когда восстановление дворца поручили другим архитекторам. Николай I ценил его и не стал наказывать, зато Александр II Монферрана не любил. В своем завещании зодчий просил, чтобы его похоронили в одном из подземных сводов Исаакиевского собора, но Александр отказал покойнику. Поспешно продав дом на Мойке, сбыв за бесценок драгоценные коллекции, вдова увезла тело мужа во Францию. Русская слава в Париже ничего не стоила — там архитектора никто не знал, и могила Монферрана на Монмартрском кладбище затерялась...

Никто из живущих во дворце не предчувствовал беды, никому не приснилось, что императорская резиденция вот-вот погибнет. Фото репродукции акварели «Пожар в Зимнем дворце 17 декабря 1837 года» работы Б. Грина, 1838 г.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или