Полная версия сайта

Огюст Монферран: без вины виноватый

В своем завещании зодчий просил, чтобы его похоронили в одном из подземных сводов Исаакиевского собора...

Комиссия Бенкендорфа уверяла, что печная труба была исправна — но ее тепло разогревало расположенное рядом «деревянное устройство», а это прямиком вело к пожару. Имя создателя устройства Бенкендорф не упомянул, но императору оно отлично известно: интерьеры в Фельдмаршальском и Петровском залах переделывал Монферран. Искра от тлевшей в печи душегрейки только довершила дело...

Несколько дней Монферран ходил сам не свой. У него было много недоброжелателей, и он знал, о чем говорят за его спиной: Монферран так перестроил Зимний, что тот сгорел. Но в чем его можно обвинить? Он много раз повторял, что работы нужно выполнять в камне, и тогда на них уйдет лет шесть, но ему было велено уложиться в пять месяцев.

Все чертежи видел император, считающий себя большим знатоком архитектуры, и ни в чем не возражал. Нет, козлом отпущения его не сделают: в таком случае окажется, что Зимний Монферран сжег на пару с царем. Так и вышло — крайними назначили пожарного Щепетнова и вице-президента гофинтендантской конторы, через несколько месяцев они получили отставку.

Зимний дворец Николай I восстановил быстро, за два года, на этот раз его постарались сделать несгораемым. Печи перекладывали, отодвигая их от стен, использовали кирпич и металлические конструкции — теперь император боялся дерева. Зимний восстанавливали Василий Петрович Стасов и Александр Павлович Брюллов, а Монферран занимался главным делом своей жизни, строил Исаакиевский собор.

Он начал проектировать собор 30 мая 1817 года. 30 мая 1858 года Исаакий был открыт, а меньше чем через месяц Монферрана не стало... Тут-то новый император и наказал его за случившийся двадцать с лишним лет назад пожар в Зимнем.

То, что его все-таки считают виноватым, Монферран понял еще в 1837-м, когда восстановление дворца поручили другим архитекторам. Николай I ценил его и не стал наказывать, зато Александр II Монферрана не любил. В своем завещании зодчий просил, чтобы его похоронили в одном из подземных сводов Исаакиевского собора, но Александр отказал покойнику. Поспешно продав дом на Мойке, сбыв за бесценок драгоценные коллекции, вдова увезла тело мужа во Францию. Русская слава в Париже ничего не стоила — там архитектора никто не знал, и могила Монферрана на Монмартрском кладбище затерялась...

Никто из живущих во дворце не предчувствовал беды, никому не приснилось, что императорская резиденция вот-вот погибнет. Фото репродукции акварели «Пожар в Зимнем дворце 17 декабря 1837 года» работы Б. Грина, 1838 г.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или