Полная версия сайта

Мамонт Дальский: игра по-крупному

«Ленком» работает в этом доме по сей день. Мало кто помнит, что в нем давал последние представления неистовый Дальский.

Мамонт нарушил правило, которого придерживался  многие годы: в первый раз в жизни он сел в трамвай.  Точнее говоря, попытался сесть

Подавившись, можно умереть…

Он кивнул и про себя послал к черту мысли о том, что у него что-то там не получилось.

…Сильному позволено все — собственность, кража… Он им всем еще покажет! Они про него еще услышат!

Собственность в революционной Москве сохранить было сложно. Февральская революция открыла тюрьмы, оружие стало ходким и доступным товаром. Раиса часто рассказывала Дальскому о том, что творится на их тихой улице. Вырезали всю семью Фоминых: уборщица вошла в квартиру и завизжала — хозяин лежал в прихожей с проломленной головой, жену зарезали, маленькую дочь задушили подушкой.

— Неделю назад бакалейщика Парамонова убили прямо в магазине средь бела дня, после этого вывезли всю лавку.

Я боюсь оставаться одна…

Тогда Дальский поселил у себя старого товарища, провинциального актера трагика Бельского. Внешность тот имел устрашающую, был высок, говорил пропитым басом. Дальский вручил ему маузер в деревянной кобуре, после этого жена успокоилась.

Полиции не было, милиция Керенского исчезла вслед за ней. Но в Москве уже работала ЧК. Уследить за всем, что творилось в городе, она не могла, и все же самыми громкими преступлениями чекисты занимались. Дзержинскому сообщили, что за налетами на контору пароходного общества «Кавказ и Меркурий» и склады Всероссийского земского союза стоят анархисты и Мамонт Дальский.

Разбираться чекисты не стали: решили покончить с ними одним ударом.

В ночь с 11-го на 12 апреля 1918 года были захвачены все 25 занятых анархистами московских особняков. «Дом анархии» отбивался долго: у засевших в нем была горная пушка. Когда все закончилось, бывший Купеческий клуб выглядел страшно: в него попало несколько снарядов, был разбит фасад, сильно пострадали интерьеры. Анархистов отправили в тюрьму, но Дальского среди них не было: он знал о том, что произойдет, и не пришел на Малую Дмитровку. После разгрома особняков начались аресты. В интервью «Известиям» Дзержинский помянул «дело Мамонтова-Дальского» — последствия могли быть скверными, но помог Луначарский. Он пошел к Ленину и заверил вождя, что знаменитый артист обещает вести себя прилично, — и Дальский получил охранную грамоту.

Анархисты ушли в подполье, стали готовиться к террору, а Мамонт остался на свободе и не у дел — растерянный и нелепый, словно выброшенная на сушу огромная доисторическая рыба.

Как актер он был архаичен и в молодости: время приподнятой, романтической игры, рвущих страсти в клочья трагиков закончилось в XIX веке. Дальский был последним и, возможно, самым ярким из них, но, оставив сцену и занявшись карточной игрой и коммерцией, он выдохся.

Через год анархисты взорвали Московский горком ВКПб. Погибло 12 видных большевиков. Теракт готовили загодя, но Дальский не имел отношения к делам подполья: он жил на то, что удалось припрятать, воспитывал 5- летнюю дочь Ларису и пытался начать новое театральное дело.

Старые знакомые говорили, что Мамонт и коммерцией-то занимался ради того, чтобы воплотить в жизнь свою мечту: построить самый большой в мире театр с залом на десять тысяч мест.

8 июня 1918 года Дальский отправился в гости к Шаляпину. Машины у него больше не было, и Мамонт нарушил правило, которого придерживался многие годы: в первый раз в жизни он сел в трамвай. Точнее говоря, попытался сесть.

Трамвай был переполнен, и Дальский повис, уцепившись за поручень. Рядом с ним стояла дама, он посторонился, чтобы ей было удобнее… На Большой Никитской, напротив Чернышевского переулка, трамвай накренился, Дальский не удержался и полетел на рельсы, под колеса. Спасти его не удалось...

Бывший Купеческий клуб, который он превратил в «Дом анархии», стал Центральной школой партийной и советской работы.

Вскоре она обернулась Коммунистическим университетом имени Свердлова: в 1920 году в нем прошел I съезд комсомола, и Ленин сказал советской молодежи, что ей надо «учиться, учиться и еще раз учиться». Потом здесь начал работать кинотеатр «Малая Дмитровка» с залом на 800 мест, позже здание отдали Театру рабочей молодежи — в 1938 году ему было присвоено имя Ленинского комсомола.

Театр «Ленком» работает в этом доме и по сей день. Мало кто помнит, что когда-то в нем давал свои последние представления гениальный, неистовый и безумный Мамонт Дальский, перепутавший жизнь и театр.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или