Полная версия сайта

Консуэло Веласкес: Песня первой любви

Как все расфуфырены на этом приеме! Впрочем, Голливуд всегда был таким.

Грегори Пек не раз говорил Консуэлите о проблемах с женой Гретой (на фото) и о том, что хочет с ней развестись

Уэллс знал толк в классической музыке, а его мать Беатрис Айвз была известной пианисткой. Взволнованная Консуэлита начала с прелюдий Баха, потом заиграла своего любимого Дебюсси. Пек, присутствовавший тут же, подошел к роялю и гипнотизировал ее взглядом; на нем был модный в сороковые костюм героя вестерна — клетчатая рубашка, замшевая куртка… Консуэлита боялась поднять на него глаза, чтобы не сбиться.

— Besame Mucho! — потребовал Грегори, едва она закончила пьесу.

Вокруг все с энтузиазмом захлопали. Никогда еще Веласкес сама публично не исполняла свою песню. Сделав длинное вступление, чтобы справиться с волнением, Консуэлита запела по-испански, а Пек неожиданно стал в полный голос красивым баритоном подпевать ей по-английски. В старости Консуэло Веласкес признается, что это был самый высокий эмоциональный взлет в ее жизни, эмоциональный Эверест, который покорили ее спавшие до тех пор чувства; каждое слово собственной песни в тот вечер она мысленно обращала к Пеку:

Besame, besame mucho,

Como si fuera esta noche la ultima vez.

(Я прошу, целуй меня жарко,

Так жарко, как если бы ночь нам осталась одна.

Я прошу, целуй меня сладко,

Тебя отыскав, вновь боюсь потерять навсегда.)

До конца жизни Веласкес будет казаться, что она написала эту песню

для Грегори Пека, словно заранее предчувствуя его появление в своей жизни и вспыхнувшую любовь к нему.

Наверное, отсюда и родилась упорная легенда, что Консуэло создала свой шедевр, глядя на фотографию американского актера. Однако в те ранние годы он еще не был так уж известен, особенно в Мексике.

Их дуэту аплодировали бешено. Орсон Уэллс стоял перед Консуэло на коленях, повторяя: «Божественно!»

После пятого бокала так полюбившегося Консуэлите шампанского Грегори предложил ей прокатиться на кабриолете, и она смело согласилась.

У Пека не получалось одного — переспать с ней, хотя он прекрасно видел, до какой степени вскружил молодой мексиканке голову; однако строгому католическому воспитанию оказалось невозможно противостоять; это было совершенно против привычек Пека и скорее поддразнивало и забавляло его.

Консуэлита, восторженно глядя на Грегори, на полном серьезе повторяла, что все возможно только после свадьбы. Она в самом деле верила, что тот хотел бы жениться на ней — он не раз говорил ей об этом, жалуясь на серьезные проблемы с женой — худосочной маленькой финкой Гретой Кукконен. Проблемы в самом деле были, но они в основном касались его неумеренного пристрастия к алкоголю. Иногда Пек пропадал на два-три дня, говоря Консуэлите, что репетирует; на самом же деле он устраивал дружеские запои продолжительностью в несколько дней, в которых принимала участие и его жена. По утрам хозяева и гости валялись на полу, как выбросившиеся на берег киты. Пеку вовсе не хотелось, чтобы целомудренная Консуэлита видела его в этом состоянии: он все еще надеялся сломить ее дурацкое упрямство.

Однако Консуэлита пустилась во все тяжкие на свой лад: она забросила занятия на рояле, часами слонялась с Пеком по набережной, каталась на каруселях и целовалась с ним во всех укромных и неукромных уголках — от этой маленькой слабости она не смогла удержаться!

И, конечно, посещала все голливудские вечеринки, частенько затягивавшиеся до рассвета. Теперь мисс Веласкес могла без устали танцевать и вальс, и танго, и фокстрот.

Наблюдая, как она танцует и как быстро из зажатой скованной куклы превращается в живую чувственную красотку, Дисней все чаще думал о том, что, пожалуй, мог бы со временем превратить Консуэлиту во вторую Долорес дель Рио; конечно, только если удастся отвадить ее от этого красавчика Пека, пожирателя женских сердец.

В конце концов Дисней придумал и способ, как удержать Консуэло в Лос-Анджелесе: он даст ей роль в своем фильме «Три кабальеро».

В день кинопроб Консуэлита тряслась от волнения — ей очень хотелось остаться в этом городе вечного праздника и шампанского, рядом с Грегори, изменить свою жизнь, профессию — в самом деле, почему бы ей не стать актрисой? Разве, в конце концов, она не устала от рояля и бесконечных гамм и упражнений? Она за месяц узнала Лос-Анджелес лучше, чем родной Мехико: там у нее нет даже лишней свободной секунды. Во время проб Дисней кружил вокруг нее и все время приговаривал: «Отлично, отлично», хотя ей самой казалось, что выученный накануне текст она произнесла безжизненно, тело было деревянным, ладони — мокрыми, а сердце выскакивало из груди.

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или