Полная версия сайта

Консуэло Веласкес: Песня первой любви

Как все расфуфырены на этом приеме! Впрочем, Голливуд всегда был таким.

Как постарел Грегори Пек! И все-таки по-прежнему импозантен, красив, в дорогом костюме с бабочкой; ковбоек больше не носит, как когда-то, во времена их молодости.Как все расфуфырены на этом приеме! Впрочем, Голливуд всегда был таким.

Жаль, что Грегори не достался «Золотой глобус» за «МакАртур», хотя его и номинировали; но, похоже, он не слишком расстроился, у него ведь и так полно наград; по-прежнему он смеется знакомым безудержным смехом, поглядывает на красивых женщин, так же картинно курит. Кто, интересно, эта худощавая сильно накрашенная женщина с черными волосами рядом с ним?

Она много его моложе, развязная, болтливая, глаза блестят. Жена? Неужели та самая, которая была с ним в те далекие годы? Совсем не похожа. И все-таки подойти или нет? Консуэло Веласкес поправила приколотый к груди крупный ярко-красный бант в форме розы. Женщины здесь не носили таких украшений, сразу видно, что она иностранка. Решительным шагом и с заготовленной улыбкой направилась к знаменитому актеру, гадая, сколько ему сейчас лет. Кажется, он лет на восемь старше ее, значит, уже за 60. Как летит время! На дворе ведь 1977 год.

— Здравствуйте, Грегори, узнаете меня? — с наигранной светской беспечностью улыбнулась Консуэло. Пек отступил на шаг, глядя на немолодую даму с вежливым недоумением.

— Besame Mucho, — подсказала она и зачем-то фамильярно подмигнула ему. Наверное, вышло не очень ловко.

— О, конечно, вы певица, я сразу так и подумал, — закивал Грегори. — А ведь когда-то, дорогая, тебе это будет тоже интересно, — тронул он за локоть свою спутницу, — я был знаком с автором этой бессмертной песни, до сих пор моей любимой, — Пек стал напевать ее себе под нос. — Ею оказалась совсем юная мексиканочка, похожая на экзотический цветок.

В глазах актера явно мелькнуло сладкое воспоминание, и нежный тон голоса выдал его. Стоявшая рядом женщина немедленно отреагировала:

— Понимаю, Грегори. Она тоже была твоей пассией! Я давно потеряла им счет, — и черноволосая дама принужденно засмеялась.

Консуэло вздрогнула. До чего же обидно, и зачем только она подошла? Пеку даже в голову не пришло, что это могла быть она, он даже не присмотрелся к ней, так, полувежливо скользнул взглядом! Между «юной мексиканочкой» и нынешней Консуэло Веласкес нет уже совсем ничего общего. И дело не только в том, что ее внешность непоправимо разрушило время, что ей самой страшно смотреть на себя в зеркало. Она в самом деле прожила жизнь другой женщины, не той, которая написала Besame Mucho. А та Консуэлита, как ее на пике славы ласково прозвали в мире, давно умерла и похоронена в душе вот этой подурневшей, неузнаваемой дамы с нервным тиком и отечными глазами — следствием болезни почек. Неужели она в самом деле рассчитывала, что Пек узнает ее? Слава богу, что этого не случилось, он испытал бы шок!

— А кто эта дама рядом с мистером Пеком? — не удержавшись, спросила Веласкес оказавшегося рядом мексиканского культурного атташе.

— О, это его супруга, француженка Вероник Пассани. Они вместе уже больше 20 лет, непостижимый срок для голливудских браков, как вы понимаете, — с улыбкой заметил атташе.

Значит, это вторая, жена, а может, уже и третья. Ту, первую, звали Грета, это Консуэло отлично помнит. Худющая белобрысая финка, впрочем, довольно милая и добродушная.

Веласкес был всего 20 лет, когда в 1944 году она впервые приехала в Лос-Анджелес, и не просто в Лос-Анджелес— в Голливуд. Робкая мексиканочка Консуэло, сопровождаемая матерью, не спускавшей с нее глаз, тогда все еще не верила, что ее пригласили на «фабрику грез», всерьез здесь ждут, что ею восхищаются, что она знаменитость!

Конечно, она мечтала прославиться, но вовсе не популярными песнями, ей хотелось стать великой классической пианисткой, ведь она окончила Национальную консерваторию в Мехико и уже выступала с концертами во Дворце изящных искусств и на радио. Ее из милости на свои деньги выучил педагог — пианист Рамон Серратос. Однажды он случайно услышал на уличном детском празднике, как 9-летняя робкая малышка Консуэлита из очень бедной семьи ловко перебирает пальчиками клавиши пианино, и предложил ей учиться. Подбирать мелодии на слух Консуэлита научилась сама; пианино подарил дядя ее старшей сестре, но та и смотреть не желала в его сторону; зато Консуэлиту невозможно было оторвать от инструмента.

По линии отца семья Веласкес тяготела к искусству и гордилась прадедом — великим испанским художником Диего Веласкесом. Отец Консуэлиты, Исаак Веласкес дель Валье, хотя и был профессиональным военным, писал стихи и считал себя поэтом; умер он очень рано, оставив жену с пятью дочерьми. На младшую Консуэлиту сил у матери уже не хватило, и девочку отдали в монастырскую католическую школу — сеньоре Веласкес очень хотелось, чтобы младшая дочь со временем приняла монашеский постриг. Но у Консуэлиты от многочасовых молитв начались обмороки и головокружения, и ее пришлось забрать домой. Впрочем, начав всерьез заниматься музыкой и поступив в консерваторию, Консуэлита поняла, что жесткий распорядок монастырской жизни — просто синекура по сравнению с муштрой будущих профессиональных музыкантов.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или