Полная версия сайта

Ева Грин: Шкатулка с секретом

Мрачность, царившая в комнате, идеально соответствовала настроению его хозяйки, темноволосой дамы в леопардовом жакете...

Когда весь мир ополчился против Джона Гальяно за нелицеприятное высказывание о евреях,  Ева, еврейка по матери, единственная не бросила в него камень

В книжных романах это происходило куда красивее. Первые два месяца влюбленная до одержимости в яркого, незаурядного кудрявого студента Яна, она летала, словно на крыльях, а последующие три года... ну, уже не летала. Вся эта волшебная химия, высекающая между ними разноцветные искры, как-то быстро сошла на нет, а почему, кто его знает…

Впрочем, очень скоро в жизни Евы появился человек, затмивший всех мужчин вокруг. Его звали Бернардо Бертолуччи, ему было шестьдесят, и по пятам за ним шла дурная слава одного из самых скандальных и противоречивых режиссеров современности. Бертолуччи утвердил молодую актрису — неприлично красивую, по его мнению, — на главную женскую роль в своем новом фильме «Мечтатели».

Отказаться от съемок в этом, вне всякого сомнения, кошмарном проекте Еву уговаривали все: мама, папа и даже агент, который по идее должен был выступать за, но никак не против.

Больше всех усердствовала, конечно, Марлен. Все знают, что случилось с бедняжкой Марией Шнайдер после съемок у Бертолуччи в «Последнем танго в Париже». Этот ирод довел ее до психбольницы. Даже Марлон Брандо, довольно крепкий мужчина, признался, что после работы с итальянцем чувствовал себя изнасилованным. Такого количества сексуальных сцен не было у актера ни до, ни после… Сценарий фильма «Мечтатели» тоже нельзя назвать пуританским. Он был буквально напичкан откровенными сценами секса с участием троих главных героев: брата и сестры Тео и Изабель и их нового друга — американца Мэтью.

Кстати, именно шокирующая откровенность фильма и стала причиной отказа от съемок Джейка Джилленхола. Джейк, с которым они так подружились на пробах, струсил и сбежал как корабельная крыса, но Ева проявила поразительную твердость духа. Она горой стояла за Бернардо. Он дарит ей ощущение творческой свободы. Он посылает надежду современной молодежи, которая погрязла в мире низких истин. Он — последний гений мирового кино. И так одинок… Однажды в минуту откровенности Бернардо признался ей, что больше всего в жизни жалеет о том, что у него нет детей. Много работал, не было времени задуматься о семье. А может, причина его бездетности кроется в собственных трудных, мучительных отношениях с отцом, итальянским поэтом и критиком Атилио? Когда в Италии Бернардо забрасывали камнями из-за «Последнего танго в Париже», ему даже присудили четыре месяца тюрьмы условно, — родной отец чуть не отказался от сына…

Эта исповедь великого режиссера поразила Еву. Стоит ли говорить, что теперь она готова была идти за маэстро хоть на костер. Конечно, девочка, которая в школе мучительно краснела, прежде чем отважиться ответить на вопрос учителя, в первые дни съемок у Бернардо едва не падала в обморок от смущения, но он проявлял такую внимательность и деликатность по отношению к актерам. Прямо как отец родной…

После выхода картины Ева ощущала себя порнозвездой. Все говорили с ней только о сексе, но никто не догадался спросить о любви. Бертолуччи снова упрекали во всех смертных грехах, припомнили и Марию Шнайдер с ее загубленной жизнью, и только Ева, как храбрый оловянный солдатик, горой стояла за мастера.

Она вообще никогда не боялась идти против всех. Когда мир ополчился против ее друга, дизайнера Джона Гальяно, который нелицеприятно отозвался о евреях в одном парижском кафе, Ева, еврейка по матери между прочим, единственная не бросила в него камень. Она пыталась защитить и даже в чем-то оправдать этого пусть и невероятно эпатажного, но такого ранимого и тонкого человека.

О том, какую неоценимую услугу оказал ей Бернардо, она поняла лишь спустя несколько лет. Итальянский режиссер дал ей высокий старт. То, чего другие молодые актрисы добиваются годами, с Евой случилось в один момент. Ее заметили с дебютной картины. Ну, были еще самые первые, неудачные пробы у Романа Копполы (она, насмерть перепуганная, затянутая в кожу, зачем-то размахивает пистолетом), но вторые- то, удачные, — сразу у Бернардо.

Изящную и неистовую, с тонкими запястьями и пронзительным взглядом, Еву Грин признали одной из самых красивых европейских актрис. Джорджо Армани заявил, что она напоминает ему сразу всех любимых итальянских див — от Джины Лоллобриджиды до Анны Маньяни, и предложил контракт на рекламу собственной марки. О ней много писали в самых восторженных выражениях, правда, преимущественно в узколобых киножурналах. Появились новые и довольно заманчивые предложения. В амбициозный проект «Царство небесное» Ридли Скотта ее утвердили последней за шесть недель до начала съемок. Режиссер пробовал Грин пять раз — последнюю, пятую пробу она играла с плохо скрытым бешенством, — а после на монтаже вырезал почти всю ее роль. Меньше повезло разве что мальчику, который играл ее сына: талантливого парнишку вырезали вовсе под корень.

Что ж, очень жаль: Ева шикарно сыграла царицу, которая убивает своего ребенка… Именно там, на съемках в Иерусалиме, с ней случилось то, чего она меньше всего ждала. Ева встретила новую любовь.

Нет, Орландо Блум не мог понравиться Еве. Слишком хорошенький, воспитанный, милый. Вокруг него роем крутились девчонки, как пчелы, учуявшие сладкое, но сладкое не привлекало Еву. Ей бы чего поострее… Актер Мартон Чокаш внешне походил на викинга. Под метр девяносто, широкие плечи, гордая голова и каштановые кудри с красноватым оттенком. Он и по жизни был викингом, смелым и отважным путешественником, который никак не мог остановиться. Из родной Новой Зеландии он, потомок воинственных венгров и ирландцев, отчалил в 18 лет и с тех пор все плыл и плыл куда-то.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или