Полная версия сайта

Вадим Демчог: «Купитману есть чему у меня поучиться»

«С Охлобыстиным мы соперники. При первом же появлении просканировали друг друга взглядом и поняли: это война».

Вадим Демчог (слева) в спектакле Ленинградского ТЮЗа «Шел мальчишке 13-й год», 1983 г.

Одну из таких невинных жертв инквизиции вдруг нашла мама. Вхожу в комнату, а на телевизоре стоит голая пластилиновая мадам ручной работы. От липкого стыда сам начинаю плавиться изнутри. И вдруг мама говорит: «Вадюша, как это красиво! Ты гордиться должен, а не стыдиться». Сама она и в 70 лет давала игривые наставления молодым девкам: «Любите мужиков сейчас. И давайте даже плохоньким!» И я благодарен ей, что она так ненавязчиво освободила меня от подростковых комплексов. Ведь в этом возрасте с человеком творится много странного и забавного… Когда ты вдруг просыпаешься в сырой постели от подобия атомного взрыва в организме... И думаешь, что умираешь… Но после этого жизнь становится только интереснее — понимаешь, зачем созданы девчонки.

Хотя первый поцелуй у меня случился не с девочкой — это была уже 20-летняя девушка с формами, выставленными против меня, 7-летнего.

И как честный человек я даже на ней женился! Мама взяла меня в столовую, где работала поваром. Опытным глазом подметила, как пунцовеют мои щеки рядом с ее молоденькой коллегой. И тут же игриво благословила нас обоих. Мы пошли в магазин игрушек, купили огромного медведя, цветы, выбрали колечко среди бижутерии — устроили венчание. В результате ликующего «горько» красавица в поварском кокошнике вместо фаты чмокнула меня в молочные уста! Жаль, не знал, что с ней дальше делать, но лет до десяти я считал себя женатым человеком.

Повторение этой истории я недавно увидел, наблюдая за своим 6-летним Вильямом, когда тот пришел на съемочную площадку «Интернов».

Сын вдруг не по-детски стал кокетничать с Кристиной Асмус: всячески к ней прижимается, смотрит томными глазами. Она с ним играет, а я узнаю в нем себя и вспоминаю мамину веселую провокацию. Тогда мы тоже устроили Вильяму с Кристиной «свадебную» фотосессию, где они невинно целуют друг друга. «Я теперь буду ждать, пока вырастет мой жених», — шутила моя невестка на вопросы журналистов о личной жизни. А Вильям у нас парень ветреный: возьми да и влюбись в синюю тетю из «Аватара»! «Как же Кристина?» — спрашиваю. Вильям дня два размышлял и наконец поинтересовался: «А что, если я люблю и ту и эту?» Пошел советоваться с женой. Предложила: «Скажи, что одна может быть женой, другая — подругой». Вильям снова все обдумал и выдал: «Нет. Выбираю Кристину — ее хоть потрогать можно.

Умение жить играючи мне передалось по наследству. На Новый год мама собирала всех во дворе и пекла самый большой блин в мире

А Наири только в кино».

…Ее голубые глаза — каждый размером с тарелку — взирают со стены над моей кроватью. С тех пор как мы расстались с Натальей, этот рисунок — единственное мое утешение. Когда она узнала, что бывший парень изобразил ее на портрете величиной с полкомнаты, явилась в гости — потешить самолюбие. И лишний раз ранить сердце влюбленного Вертера 16 лет от роду. Спустя 30 лет все эти прелести, словно видение, возникли на пороге моей квартиры. «Расскажи о твоих отношениях с мамой», — попросила меня ее юная дочь (которую тоже звали Натальей). И я откровенно все обрисовал — яблоку лучше как можно больше знать про яблоньку.

С женщинами у меня всегда складывался один и тот же сценарий: почему-то влюблялся в тех, у кого уже есть парень, и становился плодом раздора.

В результате страдали все, и я сам был главной жертвой собственных козней.

С Натальей мы познакомились в Народном театре Нарвы. За три года она нанесла мне множество ран, пока металась между мной и другим юным актером. Когда это стало невыносимо, я сбежал. Собрал вещички и уехал в Питер — поступать в театральный институт. Только закрепился там и начал новую жизнь, как Наталья приехала в гости. Она меня вдруг сразу полюбила. Такой у женщин механизм...

При поступлении было около 800 человек на место, я прошел все туры, а потом написал сочинение на двойку... Только по возвращении в Нарву меня нагнал звонок из института. Оказывается, сам Зиновий Корогоцкий, мастер курса, пришел в приемную комиссию и сказал: «Этот парень мне нужен — плевал я на его грамотность!»

Учились мы в дьявольском ритме.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или