Полная версия сайта

Роуэн Аткинсон: Ренегат с комедийным уклоном

Это была идея Сунетры.... Сровнять с землей то, что дорого и мило сердцу. Перевернуть абсолютно все с ног на голову!

Кадр из фильма «Черная гадюка», 1989 год

Позже к ним присоединился Бен Элтон, приходили и другие ребята-сценаристы, но костяк был неизменен. Прихватив для полного комплекта музыканта Говарда Гудалла, Кертис и Аткинсон отправились на Эдинбургский фестиваль и здорово повеселили публику искрометными пародиями на зануд-профессоров и бездельников-студентов. Сразу после окончания первого в его жизни спектакля Аткинсона выловил импозантный мужчина в дорогом твидовом костюме.

— Ричард Армитидж, импресарио. Я могу пробить тебе ангажемент в любой театр в Вест-Энде.

Ты еще не думал о профессиональной карьере на сцене?

Тогда Роуэн еще не знал, что этот франт — один из лучших агентов в стране, именно он представляет интересы доброй половины участников легендарного «Монти Пайтона», и, конечно, смущенно отказался. Впрочем, даже если бы знал, все равно из природной застенчивости ответил бы «нет» и побыстрее убрался с глаз, если бы не…

— Он согласен, сэр, — словно из-под земли вынырнул Кертис. — Парень просто впервые оказался на публике, и знаете, того, немножко волнуется…

Что ж, Дик Кертис тогда был его лучшим другом. Он всегда приходил на помощь, этот белобрысый вундеркинд в круглых очках, которые постоянно терялись, а потом находились, чтобы снова пропасть.

Странно, что они вообще сошлись… Замкнутый, очень осторожный и недоверчивый Роуэн и легкий, улыбчивый, болтливый Дик. Физик и лирик, технарь и поэт. Слова и буквы обычно не слушались Роуэна, зато Ричард с ними превосходно ладил. Скоро они и вовсе научились понимать друг друга почти без слов… Жаль, что с годами их дуэт распался. Кертис изменил ему в 1994-м. У него появился новый, любимый и весьма успешный герой — толстая зычная тетка-викарий в чудном — и надо быть идиотом, чтобы с этим спорить, — исполнении Доун Френч. Комедийный сериал «Викарий из Дибли» с ее участием смотрела вся Британия. Впрочем, помимо ситкомов у Кертиса вышла дюжина романтических комедий, от «Ноттинг-Хилла» до «Реальной любви», и зрители их обожали, ведь он — настоящий волшебник, сочиняющий эти славные, трогательные истории так лихо, как умеет только он один.

И Роуэну тоже доставались небольшие роли во всех фильмах Дика (например, в «Реальной любви» он засветился в образе дотошного продавца), но… Он все равно страшно ревновал своего, по сути, единственного друга. Роуэн так сильно привязывался к людям, что ему была ненавистна сама мысль о том, что место Дика вот в этом кресле, рядом вот с этой видавшей виды печатной машинкой, облитой и супом, и компотом, может занять кто-то другой… Вся команда Аткинсона, многолетняя, дружная, сложилась еще тогда, в конце 70-х: и композитор Говард Гудалл, и продюсер Джон Ллойд, и их верный соавтор Бен Элтон, и большая часть рабочих, осветителей, операторов — все они родом из его молодости. Роуэн уже стал мистером Бином, мультимиллионером, основателем и владельцем собственной компании «Tiger Aspect», а мог запросто подойти к любому из них и спросить, а не облажался ли он в последней сцене?

Или: «А что твоя тетушка Мэгги, все так же печет ватрушки с джемом?.. Что ты говоришь? Умерла? Ну так упокой, господь, ее праведную душу»…

Мистер Армитидж не обманул Роуэна Аткинсона. Очень скоро тот самый спектакль, что они с друзьями показали в Эдинбурге, был перенесен на сцену лондонского Хэмпстед-Театра. На «Beyond a Joke» публика валила валом. Причем не только простые зрители, но и профессиональные комики. Слава о чудном самородке, гении пародии, чистой воды алмазе, который даже не нуждается в огранке, за несколько дней облетела Лондон. Комедийная группа «Монти Пайтон» посетила спектакль Аткинсона в полном составе, чтобы после развести руками от изумления. «Невозможно быть смешным, когда рядом с тобой этот парень…»

— говорил Питер Кук. Ему вторил Джон Клиз: «Черт возьми, я готов даже заплатить, чтобы узнать, как он это делает…» Но вся соль в том, что Аткинсон ничего не делал. Он мог просто стоять, сидеть, ходить, и это уже было так смешно, что людям не хватало воздуха. Он даже не прибегал к помощи слов: то, что этот носатый застенчивый мальчик вытворял на сцене, на 90 процентов состояло из мимики, жестов и невразумительного мычания, но зрители… лежали под креслами. Уже спустя несколько месяцев после окончания Оксфорда он, двадцатичетырехлетний инженер, принимал участие в большом благотворительном концерте вместе со своими кумирами: Джоном Клизом, Питером Куком, Терри Гиллиамом. После Роуэна представили королеве, патронировавшей мероприятие, и она расплылась в улыбке: — Поздравляю, молодой человек.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или