Полная версия сайта

Николь Кидман: Одно счастливое воскресенье

«Возможно, переезд Изабеллы и Коннора — это моя плата за встречу с Китом и рождение дочки. Высокая плата».

Оставалось пройти еще каких-то десять шагов до распахнутых в парк дверей, как вдруг… за ее спиной послышался голос:

— Мисс Кидман, простите!

Она обернулась. Перед ней стоял популярный певец Кит Урбан. Он приветливо улыбался и со своими длинными волосами и разноцветными фенечками на запястьях смотрелся на редкость романтично.

— Уходите? А ведь веселье только началось…

Николь повела плечом:

— Мне просто уже пора.

— А я так мечтал с вами познакомиться! С начала вечера отважно пробирался к вам сквозь толпу. Вот дошел, а вы убегаете.

Черт, это несправедливо! Давайте хотя бы потанцуем.

Урбан был явно навеселе и слегка вальяжен. В другое время Николь точно отшила бы нагловатого плейбоя, но только не сейчас. Что-то было в этом Урбане такое… не то эта милая улыбка в пол-лица, не то озорной мальчишеский взгляд, не то смешные веревочные браслеты, небрежно намотанные на запястье… но ей почему-то отчаянно расхотелось уходить. Да и куда, собственно, было спешить? За Изабеллой и Коннором присматривает гувернантка. Она наверняка проследила, чтобы дети легли вовремя. Если Николь вернется домой прямо сейчас, то примет ванну и сразу же ляжет спать. Такая вот безрадостная перспектива.

— Терпеть не могу танцы, — отрезала она. — Может, пропустим по стаканчику?

Кит даже присвистнул от удивления:

— Вот эта девчонка по мне!

Том Круз и Пенелопа Крус

Отличная идея!

Они пробрались к стойке и, взяв бокалы, заняли столик, спрятанный за массивной кадкой с пальмой.

Кит стал забрасывать Николь вопросами: не удручал ли ее дурацкий наклеенный нос во время съемок фильма «Часы» и не хочет ли она стать вокалисткой в его группе, ведь она чарующе пела за свою героиню Сатин в мюзикле «Мулен Руж»? Потом Кит развлекал Николь уморительными историями, которые с ним то и дело случаются, — оказывается, он страшный растеряха и «шляпа». Вечно попадает в дурацкие ситуации, вызывая всеобщий смех. Вот, например, вчера, выступая в клубе, сел на сцене мимо стула.

А пару часов назад прямо тут, в зале, прикуривая, подпалил себе челку. «Уж не знаю, как ты воспримешь мое предложение, ведь такому лохматому и дурковатому парнишке, как я, вряд ли что-нибудь светит, но я все же попробую… Давай встречаться?» До этих слов Николь улыбалась и отшучивалась, но тут сделалась абсолютно серьезной:

— А почему бы и нет? Ты очень славный.

Написав Киту номер своего телефона, Николь вызвала такси и уехала домой совершенно в разобранных чувствах. Последние годы, после унизительного развода с Томом Крузом, она жила одна с двумя приемными детьми. Они находились в переходном возрасте, следовательно, в доме царила напряженная атмосфера «военного времени» с частыми скандалами и выяснениями отношений.

Изабелла и Коннор неуютно чувствовали себя подле своей неустроенной матери, глубоко переживали разлуку с отцом, который порой забывал поздравить их с днем рождения и редко забирал к себе на выходные.

Николь работала как проклятая, не оставляя себе свободного времени и не делая никаких послаблений и пауз. Но любая незанятая минута возвращала ее к пустоте и черным воспоминаниям. А ей не хотелось больше страдать. Правда, и жить дальше в новом для себя качестве одиночки получалось как-то плоховато. Одна, все время одна! Как же это противно, как тягостно… Конечно, случались особенные встречи. Например, с Ленни Кравицем. Или с Расселом Кроу. Но первый оказался обычным бабником, а Кроу скорее «поддержал» соотечественницу в трудную минуту на правах старого друга.

Любил же он по-настоящему совсем другую девушку, ту самую Даниэль, которая так ревностно и нервно ловила в этот вечер взгляды Кидман.

Ночное такси неторопливо кружило по черным шоссе спящего Лос-Анджелеса, Николь закрыла глаза и откинула голову на мягкую спинку сиденья. Дети уже наверняка спят, сейчас она тихо войдет в дом и, не раздеваясь, укутается в плед и уснет. А завтра, завтра будет новый и наверняка счастливый день, потому что ей позвонит Кит…

…Николь вертелась на диване, и ее раздражало все — путающаяся в длинном шелковом платье нога, саднящий палец, больно оцарапанный о ткань, расшитую блестками и мерцающими камушками, жесткая подушка, да и спать совсем не хотелось.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или