Полная версия сайта

Мариза Беренсон: «Мне было суждено потерять всех»

«Порой сердце сжимается, когда я после очередной поездки захожу в пустой темный дом, где меня никто не ждет».

Мариза Беренсон

Она дебютировала у Висконти, снималась у Стенли Кубрика и в легендарном «Кабаре» Боба Фосса. Ее бабушка — знаменитый модельер Эльза Скьяпарелли, отец дружил с Аристотелем Онассисом. Актриса Мариза Беренсон находится в постоянном движении, живет на три города, перелетая из Нью-Йорка в Рим, из Рима — в Париж. В Париже «Каравану историй» и повезло ее застать, чтобы попросить поделиться своими воспоминаниями.

— Вы, верно, хотите услышать от меня довольно стройный рассказ о событиях прошлого…

Но мои воспоминания так обрывочны. Будто яркие вспышки молний… Как собрать их в логическую последовательность? Как восстановить время, даты? Я человек эмоциональный, и в моей памяти дорогие сердцу события живут хаотично. То одна картинка вдруг всплывет, то другая. В общем, попробую дать интервью в духе «рваного монтажа»…

Вы спрашиваете о моем детстве. Сразу же вижу роскошный особняк на острове Лонг-Айленд, в Ойстер-Бей, куда коренные ньюйоркцы любили приезжать на уик-энд. Вижу золотой песок пляжа перед домом и маленький красный самолетик отца, который приземляется у самой воды. Бегу ему навстречу в тревоге. Дико боюсь: вдруг он раздумает оставаться, запрыгнет обратно в кабину и улетит... А я опять останусь одна.

 Мариза Беренсон

С отцом Робертом Лоуренсом Беренсоном, занимавшим высокий дипломатический пост, виделись мы урывками. Папа прошел Вторую мировую, позже сделал карьеру на флоте, где познакомился и подружился с Аристотелем Онассисом (который был, кстати, крестным моей сестры Берри). Он часто приглашал отца со всем нашим семейством на свою роскошную яхту «Кристина».

Потрясающие воспоминания! Особенно о круглом бассейне, выложенном старинной керамикой. Я так любила в нем плавать! Меня забавлял тот факт, что достаточно одного нажатия потайной кнопки, и вода из бассейна мгновенно уходит, а дно превращается в танцпол!

Мы путешествовали с Онассисами от Лазурного Берега до Венеции, часто гостили на их греческом острове, а в Сен-Жан-Кап-Ферра наши виллы находились по соседству.

Пока Аристотель с отцом вел разговоры, а мама сплетничала с его женой, мы, дети, дурачились, носились по лужайкам. Счастливое время… но такое скоротечное. Позже мой отец оставил пост в компании Онассиса и перешел на работу в администрацию президента Кеннеди, где стал министром, занимающимся проблемами развивающихся стран.

В памяти осталось — папа вечно спешит, папа уже уезжает, папа на пороге у распахнутой двери. Гнетущее состояние вечного прощания прочно обосновалось в моей юной душе. С пяти лет родители отдавали меня и сестру в интернаты — семья наша постоянно разъезжала по миру, и нас переправляли из одного учебного заведения в другое. Мы не успевали привязаться к подружкам, да и вообще ни к кому и ни к чему привыкнуть.

Англия, Швейцария, Франция, Италия — калейдоскоп запахов, привычек, традиций... Мы нигде не оседали, нигде не расслаблялись, все бегом, все проездом. И опять это гнетущее чувство вечного прощания в моем сердце... Единственным счастьем были рождественские праздники, которые ничто не могло подвинуть или отменить. Помню занесенное снегом наше уютное шале в швейцарском Клостерсе, разноцветные огоньки гирлянд на деревьях парка, звуки старинного вальса и смеющиеся лица друзей моих родителей — Стенли Донена, Дирка Богарда, Джина Келли... Представить трудно, но с Келли, например, мы с сестрой ходили в лес рубить елку, которую потом украшали в гостиной. А как же я лихо потом отплясывала с ним вокруг нее! Ощущение нереальное, будто попала внутрь его самого знаменитого фильма — «Поющие под дождем».

Многие из этих детских дружб, к счастью, закрепились…

Значительно позже, когда я уже стала актрисой и повстречалась с Дирком Богардом на фильме «Смерть в Венеции», мы предавались воспоминаниям, которые обоим дороги. Дирк, кстати, многие годы писал мне трогательные письма, которые всегда начинались со слов «моя дорогая жена» (в картине мы играли супругов). И с Келли мы потом встречались — снимались в сериале «Грехи».

Мне было 16, когда гонка по миру завершилась и я осела в Лондоне, в архитектурно-дизайнерском колледже. Родители поселили меня у одной изысканной дамы, истинной леди, проживавшей в старинном доме, где по традиции сдавались комнаты студентам, детям заслуженных родителей.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или