Полная версия сайта

Мэри Куант: принцесса и лягушка

«Мини-юбку придумала я, и никто больше!» — грозно пискнула Мэри. Это ее детище, и мир об этом знает.

Когда Орландо вырос из пеленок, вокруг кипела другая жизнь. Мэри было уже за сорок, и ничего не осталось от тех декораций, среди которых пришла ее лихая молодость. С сыном Орландо и мужем

В 1969-м или позже?

— А я лечу в Америку, в Нью-Йорк. Меня наконец пригласили, — глухо парировала Мэри, стараясь придать веселости своему унылому голосу, и совсем уже кисло добавила: — Я думала, мы поедем вместе...

Мюстик... Остров в Карибском море, который кто-то из родственников подарил на свадьбу Маргарет. Разочарованная в браке, тяготившаяся двумя детьми, она все чаще стала сбегать туда, чтобы оторваться на полную катушку с теми, кто желал составить ей компанию. Если Мэри, как принято в их кругу, набивает косяк только по выходным, то Маргарет балуется этим ежедневно, по слухам, она пьет, как конюший королевы-матери, и давно потеряла счет тем, кто делит с ней постель. Но Александр просто меняется в лице, когда произносит ее имя.

— Лягушка, благодаря Маргарет я стану настоящим фотографом, даже эта скотина Битон похвалил мои снимки, — лжет ей в глаза Александр.

Ему никогда не стать настоящим фотографом, как стал им тот же Джонс, или Бейли, или, как ни смешно, даже Линда Маккартни: он слишком ленив, слишком любит удовольствия, у него слишком длинные ресницы, слишком красивые зеленые глаза и он слишком любуется своими руками.

Такие не становятся ни фотографами, ни художниками, ни модельерами… Всю жизнь он потратит на погоню за женщинами, а она — на молчаливые страдания по этому поводу. Но ее самолюбие по крайней мере тешит то, что Мэри Куант уже упомянута во всех энциклопедиях, а Александр Планкетт-Грин — только как ее муж.

Он уехал вслед за Маргарет на Мюстик, а Мэри с новой коллекцией и 30 манекенщицами отправилась покорять Америку. Небоскребы ее придавили, заставив только сильнее почувствовать набиравшую силу депрессию, с которой она никак не могла справиться. Показ мод по традиции проходил в огромном нью-йоркском Брайтон-Парке, и Мэри со всех сторон нашептывали, что ее успех или неуспех в Штатах будет зависеть от того, почтит ли всемогущая Диана Вриланд, главный редактор «Vogue», показ Мэри Куант, кивнет ли утвердительно во время дефиле или выйдет курить, зайдет ли она за кулисы, когда все закончится. Мэри совершенно не собиралась угождать вкусу какой-то там эксцентричной бабенки, будь та хоть трижды всемогуща. Куант придумала свой трюк: едва закончился показ, тотчас всех ее девушек, одетых в мини, с ней самой во главе быстренько втиснули в микроавтобус и доставили на крикливый, разноязыкий Таймс-сквер, созданный, как заметила Мэри, гигантофанами.

Оглушительные звуки рока — Куант привезла с собой своих музыкантов — перекрыли все остальные звуки на площади, и ее девушки начали запланированное Мэри шествие по Таймс-сквер и прилегающему к ней Бродвею. В результате движение в центре Манхэттена оказалось парализовано — автомобили встали, улицы были запружены любопытными. Все телеканалы страны, прервав программу передач, транслировали этот мини-парад. Это была победа. Но случилось и еще кое-что: в какой-то момент шествия Мэри отстала, замедлив шаг, и упала без сознания на мостовую.

Первой в больнице ее навестила та самая всемогущая Диана Вриланд — худая, с большим носом, похожая на хищную птицу.

Она носила Мэри домашний бульон и в результате стала поверенной ее тайн.

У Мэри случился выкидыш, уже второй по счету; вообще-то она не хочет детей, потому что роды испортят фигуру и она не сможет носить свои любимые мини-юбки; кроме того, Мэри страшно боится поправиться и морит себя голодом, иногда в день довольствуется парой морковок и яблочком. Ее муж любит только худышек. Вриланд всплеснула руками с хищными ярко-красными ногтями: ей стало очевидно — Мэри вот-вот загонит себя в гроб.

Диана Вриланд, по возрасту годившаяся ей в матери, на долгие годы стала лучшей подругой Куант. Она умерла 22 августа 1989 года, Мэри ездила на ее похороны. Незадолго до смерти Диана сказала ей тоном, не терпящим возражений: — Тебе срочно нужно родить, иначе останешься ни с чем!

В 36 лет Мэри с огромным количеством осложнений родила своего единственного ребенка — сына Орландо.

В роддом ей принесли специальные резиновые трусики, чтобы утянуть живот, после чего она снова принялась морить себя голодом. Мэри была неисправима!

Когда Орландо вырос из пеленок и она оглянулась — вокруг кипела другая жизнь. Мэри было уже за сорок, и ничего не осталось от тех декораций, среди которых прошла ее лихая молодость. Когда-то Куант с боями защищала свои мини-юбки, ей очень нравилась эта роль. Теперь ее «подзащитные» больше не нуждались в адвокате: короткие юбки стали такой же будничной повседневностью, как деловой костюм, и не привлекали всеобщего внимания.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или