Полная версия сайта

Антон Дёров: «С Нонной пришлось резать по живому»

«Я звонил ей: «Что ты делаешь? Вернись!..» Нонна плакала, говорила: «Почему все так?..»

Расставание с Нонной было очень тяжелым. Мы прожили вместе семь лет, у нас дочка подрастала, и резать приходилось по живому. Я звонил ей: «Что ты делаешь? Вернись!..» Нонна плакала, говорила: «Почему все так?..» Но склеить разбитую чашку не получилось. Слишком много накопилось обид, слишком много мы пережили за эти годы. Сил начать все сначала просто не хватило...

 Я рос самостоятельным ребенком, целыми днями пропадал на улице

Вот говорю «не хватило сил» и думаю, как это не вяжется с Нонной. Она всегда была очень сильной, целеустремленной. И очень красивой. Именно такой я увидел ее в Щукинском училище в первый раз.

Помню, пришел туда на показ к друзьям Диме Марьянову и Эдику Радзюкевичу. В какой-то момент на сцене появилась девушка в длинной египетской тоге — она играла царицу Клеопатру. Черное каре, огромные темные глаза, подведенные стрелками... Я смотрел на нее, смотрел и никак не мог оторваться. Спрашиваю у ребят: «Это кто?» — «Это? Нонка Гришаева. А тебе-то что?» — «Понравилась...»

Ребята хмыкнули: «Ну, еще один попался...»

Комментарий я пропустил мимо ушей: никогда не отбивал чужих девушек, мне вообще всегда было тяжело сделать первый шаг.

Я стеснялся, говорил себе: «Как-нибудь потом...» — и смотрел на заинтересовавшую меня особу издалека. Но тут во мне неожиданно пробудилась настойчивость, даже, сказал бы, самоуверенность. Я подошел к Нонне и представился. Она взглянула на меня и как-то очень легко и радостно улыбнулась, без всякого кокетства. С Нонной сразу было очень легко...

Мы быстро сблизились. Гуляли по Москве, я читал ей стихи, стал часто пропадать в «Щуке», а Нонна бегала ко мне в «Гнесинку»...

От ребят я узнал, что, когда мы познакомились, за Нонной ухаживал очень состоятельный поклонник. Он каждый день приезжал к ней в училище на «Мерседесе». А я был всего лишь молодой артист, только-только получивший в Театре им.

Моссовета роль Иуды в нашумевшем мюзикле «Иисус Христос — суперзвезда». Этим исчерпывались все мои достижения на тот момент. Так что тягаться с «Мерседесом» было тяжело, я бы даже сказал — бесполезно. Но несмотря на то что в моих карманах гулял ветер, Нонну это не смутило.

В один прекрасный момент она пришла к себе на съемную квартиру на Савеловской (Нонна — из Одессы и, как многие студенты, долго снимала в Москве углы), упаковала шубы — она же с юга и здесь все время мерзла, сказала «Мерседесу»: «Пока!» и явилась с чемоданом ко мне в Кузьминки. Нонна всегда отличалась решительностью...

Я жил вдвоем с мамой. Она была актрисой, тридцать лет проработавшей в областном Театре драмы. Уйдя из театра, она окончила богословский институт и преподавала богословие в церкви Малое Вознесение на Большой Никитской.

Тем не менее мама оставалась актрисой до мозга костей: экзальтированная, взбалмошная, темпераментная...

Нонну мама с первой же минуты приняла в штыки. «Неужели не понимаешь, что ей нужна только московская прописка? Она же скоро окончит «Щуку», ей нужно устраиваться в театр! А тут ты подвернулся!..» Мама могла с большим сарказмом бросить эти слова прямо Нонне в лицо.

Я оказался между двух огней: Нонну я любил, но любил и маму. Она развелась с отцом, когда я был маленький, вырастила меня одна и любила до самозабвения — в какой-то момент мне стало душно от этого всепоглощающего чувства. Она старалась контролировать каждый мой шаг, и, по мере того как я взрослел, это не могло не выводить из себя.

Но какой огромной любви я лишился и как она мне нужна, понял, только когда мамы не стало...

...Я вырос в Кузьминках, в друзьях у меня ходила вся окрестная шпана, и я был таким же хулиганом, одним из них...

Мои детство и юность — это подворотни, телогрейки, кирзачи... Катание на льдинах в кузьминском парке, когда лед еще тонкий и можно запросто утонуть. Изготовление бомбочек из черной матерчатой изоленты (пластиковая синяя не годилась, потому что расплавлялась и превращалась в соплю), лазанье по стройкам, котлованам, подвалам. Драки во время праздников, под салют... Встречались две толпы парней: «Вы из Люблино?» — «Да». — «Ну а мы из Кузьминок...»

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или