Полная версия сайта

Владимир Ильинский. Родные души

У отца был тяжелый период — и в жизни, и в работе. Театр не приносил удовлетворения, съемок в кино...

Игорь Ильинский

У отца был тяжелый период — и в жизни, и в работе. Театр не приносил удовлетворения, съемок в кино почти не было... И тут встреча с мамой. Наверное, это их обоих по большому счету и вытянуло. Родные души.

Папино предложение руки и сердца сложно назвать изысканным, но оно точно было честным. Он сказал: «Я, наверное, уже не могу быть счастливым и вряд ли принесу счастье вам, но если вы возьмете меня таким, каким я стал, я хотел бы, чтобы мы были вместе». Маме тогда было тридцать семь, отцу сорок девять. Оба служили в Малом театре: она только начинала столичную карьеру, а он был знаменитостью, за плечами — «Поцелуй Мери Пикфорд», множество других немых фильмов, «Волга-Волга», принесшие узнаваемость и популярность.

Долгое время мама казалась мне неким дополнением к папе — она играла почти во всех его спектаклях. И только под конец ее жизни я открыл для себя весь мамин масштаб. Решил собрать записи телевизионных спектаклей, кино и, знаете, понял: она совершенно недосягаема по уровню игры! Мама перевоплощалась так, как мало кому дано. И кажется, затмевала отца, хотя именно он считался у нас звездой номер один.

Ее девичья фамилия Битрих, она из обрусевших немцев. Обрусевших до определенной степени: моя бабушка получила прекрасное образование, поэтому помимо немецкого свободно изъяснялась на русском, английском и французском. Она много лет проработала в ТАСС. Ее выгоняли, потому что была немкой, и тогда бабушка мыла полы. Во время войны варила суп из картофельных стеблей, потом вернулась обратно в ТАСС. Кстати, бабушкина фамилия Раша, почти как марка известных духов... Хотя знаю, что корни уходят куда-то в Италию и первоначальная ее фамилия звучала как Раска. Это потом кто-то из предков перебрался в Германию, где даже носил титул — фон Раша.

Мама вспоминала детство в Архангельске, когда она маленькой, стоя на столе, читала стихи офицерам Антанты, квартировавшим у бабушки. Никогда не училась на актрису, мама — абсолютный самородок. Все, что написано по этому поводу в Интернете, — враки. Но с самого юного возраста действительно была очень артистична и помешана на кино, собирала открытки с фотографиями артистов. Потом появился театр, играла мама практически по всей стране, даже в Башкирии поработала. В 1936—1937 годах она оказалась в Тамбове, там набирали новую труппу в местный театр. Вскоре стала настоящей примой — играла в том числе и в спектакле «Давным-давно» (киноверсию пьесы «Гусарская баллада» видели все), и Гладков прислал ей книгу с дарственной надписью и приклеенной на титул маминой крошечной фотографией.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или