Полная версия сайта

Николай Караченцов: «Ребята! Я — живой! Я хочу жить!»

Уже 9 лет, как с Караченцовым случилась беда. И все это время одни люди благодарят его супругу, а другие поливают грязью...

Куда едешь?

— Сниматься.

Тот позвал своих коллег:

— Так, ребята, надо помочь парню.

Они вытащили Колю из машины, посадили в нашу коляску и повезли на перрон. Там его сразу подхватили пассажиры, внесли в поезд. Спросили, не нужно ли чего. Коля ответил: «Спасибо, у нас все есть».

В Минске встретили как родных. Съемку назначили на следующий день. Коля держался молодцом, но ночью ужасно волновался. Не мог спать, ворочался и в конце концов упал с кровати. Он же девять лет ничего не играл.

Я кричу: «Надя!» Она спала в соседней комнате и тут же прибежала. Стали Колю поднимать, а он говорит: «Вот это нервы». Мы все вместе захохотали. Потом сидели втроем в гостиной, пили чай. Утром приехала машина, отправились на площадку. Появилась актриса, игравшая жену Васьки Марусю (в первом фильме ею была Галина Польских). Смотрю — ее трясет. Она очень переживала, как все получится.

Начали в десять, а закончили ближе к вечеру, хотя снимали всего две короткие сцены. Долго свет ставили, камеры передвигали туда-сюда. Задача была простая: Васька сидит за столом, а Маруся рассказывает, что случилось в ее жизни, пока он странствовал по свету. Актриса заговорила, Коля поднял на нее глаза, стал гладить по плечу, и она как заплачет! Так и прорыдала все пять дублей. Потом успокоилась: «Все, во второй сцене плакать не буду». Там она выходит из лифта и видит Ваську, сидящего на полу с гармошкой.

Кадр из фильма «Белые росы». Николай Караченцов и  Всеволод Санаев

Все знали, что Караченцов плохо говорит, и вдруг он очень четко и ясно произнес: «Марусь, я вернулся». Актриса опять зарыдала. Мы с Надей тоже заплакали, оператор прослезился.

После съемки устроили небольшой банкет. Выпили шампанского со съемочной группой. Пришли все актеры, снимавшиеся в картине. Белорусы сказали, что были счастливы работать с Караченцовым. Надарили ему подарков. Он просто сиял, и у меня на душе было светло и радостно. Я была безумно благодарна этим замечательным людям за то, что они дали Коле возможность вернуться в профессию.

Раньше Коля, кстати, сиял всегда. У него никогда не бывало депрессии, плохого настроения, даже если что-то тревожило, болело.

И люди любили его за то, что он дарил радость, любовь и надежду. Караченцов был для них олицетворением самых лучших человеческих качеств. Он ведь не сыграл ни одной отрицательной роли! И в жизни был для всех солнышком. Поэтому его до сих пор любят и благодарят.

Мы часто ездим по России, останавливаемся в придорожных кафе и ресторанчиках, и к Коле обязательно кто-нибудь подходит. Жмет руку, целует или дарит конфеты, сигареты. Люди помнят, что Караченцов курит, а он уже три года как бросил. Однажды отошла на минутку. Прихожу — на столе букет цветов. Спрашиваю:

— Кто подарил?

Говорит: — Какая-то женщина.

Несколько лет назад отправились в Израиль лечиться в замечательную клинику, специализирующуюся на реабилитации больных после нейрохирургических операций.

Решили поехать к храму Гроба Господня, а там оказалась дикая очередь. Я в растерянности: Коля такого долгого ожидания не выдержит, даже сидя в коляске. Вдруг подходит мужчина из местных и что-то спрашивает по-арабски. Мне переводят:

— Матушка, это вы каждый год бываете здесь на богомолье, приходите раньше всех, в четыре утра?

Говорю:

— Да.

Оказывается, это смотритель храма.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или