Полная версия сайта

Балерина Большого театра Анжелина Воронцова об отношениях с Филиным и Дмитриченко

Из нас стали делать монстров, задумавших чудовищное преступление, а нам такое не могло пригрезиться даже в страшном сне.

Видимо, Филин не смог это пережить. В том, как он относится к Николаю Максимовичу, я убедилась еще во время подготовки к Московскому международному конкурсу артистов балета.

После прихода Сергея Юрьевича в Большой Цискаридзе постепенно перестали допускать к новым постановкам. Лишь один пример: в прошлом сезоне в мае он должен был танцевать премьеру «Драгоценностей». Но перед этим выступил в том же балете в «Мариинке» — с Ульяной Лопаткиной. Спектакль запомнился многим, я видела его только в записи, но должна сказать, что это замечательно. В результате в Большом театре «Драгоценности» Цискаридзе так и не станцевал. Руководство решило, что он... не успеет выучить партию до премьеры.

Многие радовались, когда к нам назначили Филина, он ведь сам был премьером Большого театра, его все знали. Но надежды на то, что «свой» человек будет относиться к труппе с пониманием и уважением, не сбылись. До появления Сергея Юрьевича мы входили в репертуар плавно и постепенно. Руководство ценило ведущих артистов, они танцевали определенное количество спектаклей, и никто их не снимал с роли без объяснения причин. Филин сломал эту систему. Он привел с собой очень много новых исполнителей, которым хотелось себя проявить. С его подачи новички стали оттеснять старожилов. Своих выдвиженцев Сергей Юрьевич сразу делал солистами, ведущими солистами и премьерами. В труппе, конечно, возникло недовольство. Одно дело, когда из Мариинского театра приглашают Светлану Захарову, и совсем другое — когда набирают неизвестных артистов.

В Большом приняли хорошо. Зависти или недоброжелательства я не чувствовала. Но поначалу была испугана и не знала, как себя вести

Наверное, не случайно в последние два года из балета Большого театра ушли такие звезды, как Андрей Уваров, Наталья Осипова и Иван Васильев. Я не удивлюсь, если за ними последуют и другие премьеры и примы-балерины. Некоторые ведь практически не заняты в репертуаре.

Сергей Юрьевич любит рассказывать, что никого не «зажимал» и не выдвигал на первые позиции без особых оснований. В качестве примера приводит карьеру собственной жены Маши. Мол, при нем она никогда не превратится из солистки в приму: как исполняла маленькие партии, так и дальше будет исполнять. Но в 2011 году, когда худруком стал Филин, Мария Прорвич из артистки кордебалета вдруг сделалась корифейкой и стала танцевать премьеру за премьерой. Да, партии у нее не самые главные, но, по-моему, разница в прежнем и нынешнем положении Марии очевидна.

В самом начале работы Филин говорил артистам: «Заходите со всеми вопросами и проблемами, двери всегда открыты».

Я по наивности верила, принимала эти обещания за чистую монету. Весной 2011 года Владимир Викторович Васильев предложил поехать в Америку с «Заклятием дома Эшеров». Гастроли намечались на июль. Пошла к Сергею Юрьевичу, попросила отпустить.

—Какая Америка? — сказал он. — У нас сейчас ставится балет «Симфония псалмов». Ты там занята.

—Но составы ведь еще не утвердили!

—Ну и что, по числам все совпадает. Ладно, я сам поговорю с Васильевым и решу эту проблему.

—Спасибо, Сергей Юрьевич!

— обрадовалась я.

—Да погоди, потом будешь благодарить.

На гастроли я так и не попала. А Васильев... перестал со мной общаться. Видимо, Филин сказал ему, что я не хочу ехать. Через два месяца после возвращения в Большой у Сергея Юрьевича случился конфликт с Павлом Дмитриченко. Я с ним тогда еще не была толком знакома, знала просто как солиста балета.

Произошла стычка в БРЗ — Большом репетиционном зале. Шел прогон «Жизели». Когда закончился первый акт, Сергей Юрьевич стал кричать на кордебалет: —Вы все проходите не в полную ногу, не стараетесь, не отрабатываете!

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или