Полная версия сайта

Лиза Арзамасова о своих ролях, отношениях с мамой и нежелании становиться взрослой

Шел очередной спектакль, мне надо изображать радость. Широко улыбнуться и сказать: «Я самая счастливая девочка на свете!» Ну не могла я такое произнести! И не хотела…

О том, что я играю в популярном сериале «Папины дочки», Владимир Иванович узнал уже после, ему племянники раcсказали. «Лиз, если бы увидел «Дочек», мне бы в голову не пришло тебя пригласить на пробы».

Это было невероятно — работать в одном кадре с Сергеем Маковецким, с Ниной Усатовой! И даже если снимали не мой эпизод, я наблюдала в монитор за их игрой. Особенно за крупными планами. Когда получался хороший дубль, Владимир Иванович начинал очень громко хохотать. А я поначалу об этой его особенности не знала. И вот первый съемочный день, сложная сцена, серьезный текст. После команды «Стоп!» с ужасом слышу хохот режиссера. Думаю: «Ну все, напортачила...» Мысленно прокручиваю в голове дубль — что же было не так? Оказалось, все так. Как я потом ждала этого веселого смеха!

На озвучке «Попа» Владимир Иванович вдруг спросил:

— Лиза, а что у тебя по математике?

— «Тройка».

— Отлично, Софью Ковалевскую будешь играть.

Вот так я получила роль в «Достоевском» — сыграла первую женщину-математика, влюбленную в Достоевского. Если Владимиру Хотиненко что-то не нравилось в моей игре, он тихонько подманивал к себе: «Лиз, иди-ка сюда... В принципе — хорошо, но если тебе захочется, можем снять еще один актерский дубль. Посмотри».

Это очень деликатно с его стороны: не говорить, что все плохо, а дать актеру самому оценить свою работу. Впервые столкнулась с таким доверием.

В прошлом году я поступила на продюсерский факультет Гуманитарного института телевидения и радиовещания. А до этого попрощалась с родной школой. Но с детством расставаться не спешу. Вроде бы странное дело: сверстники торопятся вырваться из родительского гнезда, стать независимыми... А для меня независимость сродни одиночеству.

Мы с мамой трясемся друг над другом, потому что очень любим. И это при том, что очень разные. Мама энергичная, общительная, все свои эмоции выплескивает наружу. А я интроверт. И кажется, все больше замыкаюсь в себе. Мама любит повторять: «Лиза, я не понимаю, как ты устроена?!» Она с большим интересом посмотрела бы документальное кино о том, что происходит в моей голове.

Мне ни капельки не жалко уступить в споре — лишь бы другому человеку было спокойно. А мама жутко принципиальная. Когда спорим, она всегда очень активно жестикулирует и голос у нее повышается. А я сижу и жду, пока мама устанет. Потом спокойно высказываю свою точку зрения: «Мамочка, ты неправа». И ее эмоциональный монолог начинается вновь, и я опять жду, пока она устанет. Примерно так у нас проходит спор. Хотя, конечно, бывает, что ссоримся. Не сойдемся во мнении, надуем губы и расходимся по разным концам квартиры. Как у Чехова: «И она ушла в другую комнату». Но долго дуться не получается — уже через час меня терзают мысли: «Боже мой, как там мамочка, что она чувствует? Неужели правда обиделась?» И мама переживает: «Может, я была с ней слишком резкой?» Одновременно начинаем строчить друг дружке эсэмэски, писать всякие нежности.

Мама у меня не очень хозяйственная. Домашние дела делает механически, без удовольствия. А мне нравится наводить порядок, кухарничать, на даче в земле ковыряться. Когда я начала готовить, мама все удивлялась: «Ну вот! А говорят, что от осинки не родятся апельсинки! В кого же ты у меня такая талантливая кулинарка?!»

Видимо, в прабабушку Елизавету по маминой линии, в честь которой меня и назвали. Очень люблю готовить. Мама говорит, что у меня даже самое простое блюдо получается каким-то особенным, а котлету по-киевски я делаю точь-в-точь как прабабушка. И меня это вдохновляет. Обычно зову маму уже к накрытому столу.

У нас с ней и друзья общие. Одна компания. Вместе дни рождения отмечаем, обычно шумно и весело. А вот восемнадцатилетие мне захотелось встретить тихо, по-домашнему: все-таки первый шаг во взрослую жизнь.

Cверстники торопятся вырваться из родительского гнезда, стать независимыми... А для меня независимость сродни одиночеству

Через день после совершеннолетия я пришла на репетицию в Булгаковский Дом. Помню, еще злилась на себя, что не выучила текст, бубнила под нос: «Что ж такое? Какая же ты, Лиза, безответственная!..»

В здании никого нет. Это меня не смутило — часто прихожу первой. Появилась Наталья Склярова, сотрудница Булгаковского Дома:

— Лизунь, пойдем, я тебя проведу.

Ласково так сказала, взяла за руку. Спускаемся в театральный зал (он находится под музеем). Везде темно.

— Наташ, почему темно?

— У нас со светом проблемы. Ты не переживай, садись, текст повтори. А я осветителей найду, они все исправят.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или