Полная версия сайта

Александр Стефанович. Пугачевочка. Операция «Хижина»

«Когда я буду старой, — заявила Пугачева, — заведу себе молодого пажа. Главное, чтобы все тетки сдохли от зависти!»

Мы со Славой Манешиным по дороге на юг придумали новый образ Пугачевой...

Он не был каким-то огромным. Ну, может, тысяча рублей или около того. Пугачева согласилась на предложенные условия, и мы договорились, что я тоже приеду в Крым, чтобы сделать ее фотосессию в новом образе. Алла улетела в Симферополь, а я посадил в свои «Жигули» Славу Манешина, который к этому времени стал ее личным фотографом, и мы покатили на юг, обсуждая по дороге, как по-новому представить публике Пугачеву. Сошлись на том, что вместо распущенной рыжей гривы, к которой все уже привыкли, нужно снять ее с гладко зачесанными назад волосами. Устроить фотосессию мы решили в гостинице «Ялта», а заодно немного там отдохнуть.

Приезжаем в Симферополь, и тут оказывается, что Алла должна давать по шесть концертов на протяжении пяти дней!

И весь Крым уже стоит на ушах. Людей из близлежащих сел и деревень свозят автобусами на тридцатитысячный стадион. А на такое количество выступлений никакого голоса не хватит. Но «жучки» подготовились — записали фонограмму с паузами между песнями, в которых певица могла обратиться к зрителям с проникновенным текстом, создавая иллюзию «живого» концерта.

Нам с Манешиным делать в Симферополе оказалось нечего — разве что слоняться по стадиону. И там я впервые увидел воочию, как действует хорошо отлаженный механизм отъема денег у государства. В чем была суть? В так называемом «сжигании билетов».

Подпольные администраторы заявляли в официальных документах, что на каждом концерте было две-три тысячи зрителей, а на самом деле их собиралось в десять раз больше. «Непроданные билеты» как бы сжигали по акту, но на самом деле продавали, а разницу присваивали.

Самым захватывающим моментом в этой афере был дележ полученных денег. Я не помню точно, сколько стоили тогда билеты, кажется, три-пять рублей. По-любому, со стадиона за один концерт выходило не меньше ста — ста пятидесяти тысяч. Государству сдавалась десятая часть. «Излишки» нужно было сразу же поделить и увезти.

Однажды я случайно зашел в служебное помещение под трибунами (а меня, как «своего», всюду пропускали) и увидел фантастическую сцену.

...решили, что вместо распущенной рыжей гривы, к которой все привыкли, нужно снять ее с гладко зачесанными назад волосами

На бильярдный стол вывалили гору денег высотой в метр — выручку за один концерт. Рядом стояли очень нервные люди. Один из них засовывал палку в середину денежной кучи и резко дергал ее вверх. Деньги распадались на две части. Каждую из них тоже делили палкой. Очень быстро — вжик, вжик. В результате получалось четыре кучи денег. Участники дележа моментально сгребали купюры в пластиковые пакеты, торопливо уминая рубли, трешки, пятерки, десятки, и разбегались в разные стороны. Одна четверть, думаю, шла городским властям, вторая — милиции, третья — руководству стадиона, четвертая — администратору, организовывавшему гастроли. Что-то перепадало певице и ее ансамблю. Но солистка и музыканты получали сущие гроши по сравнению с остальными.

Изумленный увиденным, я зашел в гримерку к Пугачевой.

Она переодевалась после концерта:

— Пугачевочка, ты знаешь, какие на тебе деньги зарабатывают?

— Не знаю и знать не хочу, — ответила Алла. — Я договорилась на определенную сумму. Увеличивать ее мне никто не будет. И потом, согласись, тысяча рублей при ставке восемь — совсем неплохо.

Прошло несколько месяцев. И вот однажды в нашей московской квартире появляется администратор Аллы Болдин — не просто бледный, а зеленый от страха. Со словами: «Алла Борисовна, я из прокуратуры. Они требуют вашей крови» — он падает на стул. Ноги его не держат.

Аллу начинают тягать на допросы. И меня туда приглашают — как свидетеля.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или