Полная версия сайта

Оксану Сташенко дважды грабил муж

«Я разменяла квартиру, он получил желанную комнату, а через какое-то время я опять попалась на его удочку».

— И тогда тесть сказал: «Разводись и убирайся подобру-поздорову, иначе вылетишь из Москвы как пробка».

— Не верю! Если он такой меркантильный тип, мог бы найти кого побогаче. Что с меня взять-то?!

Приятель посмотрел с жалостью, как на наивного ребенка.

— Как это «что»? Ты успешная актриса, и деньги у тебя есть, квартиру вот купила. И еще: я сам слышал, как он ходил тут и плакался, что из дома его выгоняют, придется на вокзале жить. Ему надо было действовать быстро. И тут, уж извини за правду, ты и подвернулась... Будь осторожна.

Я не послушалась. Но когда худшее из того, о чем меня предупреждали, случилось, вспомнила его слова.

Винить в своих бедах, кроме самой себя, некого. Друзья честно пытались помочь...

Мы с Бразильцем зажили обычной семейной жизнью. Муж продолжал ездить на пробы, и ему по-прежнему часто отказывали. Зарабатывала в семье я. На ремонт у него времени не нашлось, поэтому обои мне пришлось клеить самой.

Через некоторое время стала замечать, что соседи по дому как-то странно на меня поглядывают. Во взглядах бабушек, сидящих на скамейке, я отчетливо читала сочувствие и жалость. Ситуация прояснилась довольно быстро.

Утром я собиралась на съемки. Мы тогда жили одни — мама опять гостила у родственников. Муж заботливо расспросил о планах на день — он хотел приготовить ужин, купить вина, и ему было важно знать, во сколько меня ждать.

Я планировала вернуться в восемь. Но днем все пошло наперекосяк: телефон разрядился, съемку отменили и я оказалась дома на два часа раньше.

Подхожу к подъезду и вдруг вижу: навстречу мне идут Бразилец и женщина, в которой я узнала риелторшу, помогавшую нам купить жилье. Я остолбенела. Оба были размякшими, благостными и держались за руки. То, что между ними был секс, не вызывало никаких сомнений.

Риелторша, заметив меня, бросилась бежать, и мы с Бразильцем остались один на один. Спрашиваю:

— Что происходит?

Муж развернулся и пошел обратно к подъезду.

Я бросилась следом. Закричала:

— Зачем она приходила?!

— Я не собираюсь разговаривать с тобой в таком тоне, — гордо произнес Бразилец.

— Что значит — не собираешься?! Это мой дом, ты — мой муж. Еще раз спрашиваю: что здесь делала эта женщина? — Бразилец обернулся и молча уставился на меня. — Ты изменял мне в нашей спальне, в моей постели! Знаешь, что я сделаю? Разведусь и выпишу тебя к чертовой матери из квартиры!

И в этот момент он ударил меня. В страшном сне не могла представить, что такое может со мной случиться. Бразилец пинал меня ногами, ботинками сорок пятого размера...

Слава богу, это была зима и теплая одежда смягчила удары.

Выплеснув ярость, он ушел. А я, словно оглушенная, побрела домой. Была как в тумане и толком не понимала, что произошло. Через несколько часов, когда отпустило оцепенение, я начала раздеваться. Стянула джинсы, увидела кровоподтеки на ногах — и вот тут до меня начало доходить.

Через несколько дней Бразилец вернулся. Просил прощения, плакал, ползал на коленях. И я простила. Почему? Да просто решила, что мы были в состоянии аффекта, оба не соображали, что происходит. А стало быть — и ответственность поровну. Так я тогда рассуждала и не понимала, что это типичная позиция жертвы.

С этого момента жила как под гипнозом. Я не знала, что страх может парализовывать.

Игорь рассчитывал, что я осяду с ним в усадьбе и посвящу себя хозяйству

Недаром кролик замирает под взглядом удава. Так и я — испытав физическую боль, не бросилась бежать без оглядки от страшного Бразильца, а наоборот, пыталась «спасти» его от агрессии лаской и терпением. Он внушал мне, что я плохая жена, и я верила и винила себя в происходящем. Муж полностью подчинил меня, было понятно, что без помощи психолога я не выберусь. Подруга посоветовала хорошего специалиста.

На приеме он сказал: «Я не могу ставить диагноз заочно, не видя вашего мужа, но умение манипулировать людьми, склонность к насилию — это плохие признаки. Я вам дам один совет: будете с ним жить или решите развестись — ни в коем случае не вступайте в открытую конфронтацию. В отношениях «палач—жертва» у зависимой стороны есть только один способ выиграть: подчиняться до тех пор, пока источник опасности не будет устранен.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или