Полная версия сайта

Анна Ардова. Одна и все

«Мама в меня не верила, говорила: «Тебе одна дорога — в ПТУ».

Переживала из-за того, что сын сошелся с женщиной с двумя детьми.

Но постепенно страсти как-то улеглись. Папа стал нормально общаться и с мамой, и со Старыгиным. Они же по­сто­ян­но сталкивались в нашем дворе. Мы с Гошей тоже подружились. Он и к Нине, и ко мне относился как к родным. Гулял, помогал делать уроки, ходил в школу. Я хвасталась ребятам: «А у меня целых два папы! Один — настоящий, а другой «искусственный», но тоже очень хороший!»

У отца тогда начался роман с актрисой Людмилой Дмитриевой. Они встречались на улице и подолгу гуляли. Папа брал меня с собой. Я хоть и маленькой была, тут же все просекла и стала отгонять Люду: «Отстань от моего папы! Иди отсюда!» Не помогло.

Дмитриева стала второй женой Бориса Ардова и родила ему еще одну дочку.

Забегая вперед, надо сказать, что у папы было семь дочерей от четырех браков. Первые две его жены — артистки, третья, Ольга Розовская, — режиссер-мультипликатор, четвертая, Катя Розанова, — журналистка. Мама родила двух девочек, Люда и Оля — по одной, а Катя — трех. Последней, Вареньке, — всего восемь лет. Есть у меня и еще одна сестренка — Настя, мамина дочка от Старыгина.

Я в прекрасных отношениях и с сестрами, и с папиными женами. Это воспитание Нины Антоновны. Она любила и с радостью принимала всех невесток и внучек. Баба Нина была добрейшим человеком. Никогда ни на кого не повысила голос. Раздавала вещи и подарки. Привезет ей дядя Леша кофточку из Франции — она тут же сует «сувенир» кому-нибудь из внучек: «Ну зачем мне на старости лет?»

Баба Зоя такой доброты и щедрости не понимала и считала, что Нина Антоновна портит детей.

Даже после того как родители расстались, я часто бывала у отца на Ордынке

Однажды наорала на сватью: «Прекратите баловать Анну! Девчонка со­всем от рук отбилась!» А как-то вообще пощечину ей дала! Потом извинилась — когда опомнилась.

Самое ужасное, что темпераментом я пошла в свою гневливую бабку. Иногда закричу на мужа или детей и с ужасом слышу интонации Зои Моисеевны. Но не могу остановиться, эмоции захлестывают!

У меня темперамент всегда зашкаливал. Третья папина теща не зря называла «судорогой». Я все время куда-то бежала и не выносила, когда люди «тормозят» — неспешно двигаются, медленно говорят.

К Насте отчим относился хорошо. Она вообще мудрая. И мы с ней очень близки...

У меня от них просто конвульсии начинались. Я и сейчас такая — все бегом. А в детстве энергия била через край.

Захотелось чего-то — вынь да положь. Недавно вспоминали с подругой, как «взло­мали» бабушкину дверь. Бабы Нины дома не было, а нам деньги понадобились. Очень сладкого захотелось. Мне разрешалось брать всю мелочь, остававшуюся в карманах пальто и плащей в прихожей. А на Пятницкой продавали замечательные пон­чики, обсыпанные сахарной пудрой. Сорок семь копеек за бумажный кулек.

Мы сначала дверь подергали — вдруг откроется, она была хлипкая. А потом пошли к подруге — она жила этажом выше, взяли столовый ножик и в секунду открыли замок. Набрали мелочи и побежали за пончиками. Я еще удивлялась: «Странно, что к нам ни разу воры не залезли.

Хотя зачем нас грабить? Ни золота, ни бриллиантов. Только мебель старинная. Бабушка говорит — она ценная, из красного дерева и карельской березы. Но кому нужны эти столы и стулья?»

Антиквариат тогда выбрасывали. Дядя Леша Баталов как-то чинил у нас свою «Волгу», и ему неожиданно палка понадобилась. Он пошел искать ее на помойку. И вытащил прямо из мусора бронзовую люстру восемнадцатого или девятнадцатого века. Кто-то ее выкинул за ненадобно­стью. Дядя Леша подобрал раритет, отреставрировал и в доме повесил.

Во времена моего детства и юности и он, и дядя Миша давно уже жили отдельно, но приходили на Ордынку на праздники. У Ардовых был веселый, хлебосольный и открытый дом.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или