Полная версия сайта

Алла Довлатова: «Маму я, конечно, простила»

«Став взрослее, нашла и оправдание ее поступку. Но оговор и наказание я запомнила на всю жизнь».

Я же знал, что она будет против. — Перехватил мой недоуменный взгляд и добавил: — Если бы на ее месте была ты, я бы так не сделал.

Повисла пауза. Ее прервал Леша:

— Скажи честно, ты тоже была бы против? Из-за денег? Они для тебя очень важны?

— Нет, не важны! Я бы протестовала, но не из-за денег. А из-за того, что близкий мне человек будет каждый день подвергаться опасности...

Вскоре после перехода в РУБОП Алексей с женой развелся и стал жить один. Работа в отделе, который занимался поиском похищенных людей и освобождением заложников, была адская. Каждый день как на войне. Засады, преследования, слезы и отчаяние людей, чьих близких похитили бандиты.

Рисковали ребята и собственными жизнями — несколько раз Алексей чудом избежал смерти. Напряжение снимали, как принято, выпивкой, собираясь в Лешиной холостяцкой квартире. Леша понял: еще немного — и он начнет спиваться. Сказал себе: «Больше так продолжаться не может! Надо жениться — и немедленно!» А вскоре встретил в компании бывшую сослуживицу с ВКТ, пригласил в гости. Она пришла, да так и осталась. Через полгода они расписались.

Вторая супруга была старше Алексея и первое время постоянно заводила разговор о ребенке: «Давай родим маленького. Годы уходят, вдруг я потом не смогу...» Леша отговаривался опасной работой: мол, а если со мной что-то случится — как ты будешь одна, с малышом на руках? Но она чувствовала: причина в другом — муж ее не любит.

«Я с каждым днем все отчетливей понимал: семьи не получилось, но порвать отношения, развестись не решался.

Теперь вот думаю: делал это напрасно... Чем раньше мы разойдемся, тем больше у нее шансов встретить своего мужчину, родить ребенка...»

Дома, как и в прошлый раз, все уже спали. Мы прошли в столовую, я приготовила чай. Мы опять проговорили несколько часов. В какой-то момент Леша потянулся ко мне, чтобы обнять, но я выскольз­нула из его рук и решительно заявила:

— Все — пора по разным комнатам.

Алексей свел брови к переносице: — Или с тобой, или я уеду.

— С ума сошел?

Три часа ночи!

— Тогда — никаких разных комнат.

— Я так понимаю: прежде от девушек ты отказа не слышал. Считай, что сегодня особый случай. Я уважаю себя и свой дом. Кроме того, уверена, что две недели знакомства — недостаточный срок для близости, даже с человеком, который тебе очень симпатичен.

Читаю отповедь и вижу: страстный огонь в его глазах потухать не собирается. Меняю тактику:

— Леша! Ты ведь такой деликатный! Наверное, в милиции ты такой один?

Он расплывается в ответной улыбке. Как же мужчины отзывчивы на лесть!

Даже такую прямолинейную и незатейливую. Леша безропотно отправляется спать в гостевую комнату.

Утром Алексей уехал в город, я весь день провозилась с детьми, а вечером отправилась вести свадьбу. В разгар веселья на мой телефон пришла эсэмэска: «Я сказал жене, что сегодня ночевал с женщиной любимою, без которой больше жить просто не могу». Я обалдела. Оказывается, есть майоры милиции, которые пишут стихи! Творчеством Трофима я не увлекалась и не знала, что это цитата.

Через два часа, когда уже ехала на дачу, звонок:

— Я собрал вещи и перебрался к другу. Завтра подаю заявление на развод. Где ты сейчас?

— Подъезжаю к даче.

Он еще что-то спрашивает, а у меня все мысли о том, что сегодня прилетел Дима. Еду и молюсь: «Только бы он уже уснул, только бы не ждал меня». Разговаривать с мужем как ни в чем не бывало, а тем более принимать его ласки я бы не смогла.

К счастью, свет во всех окнах был погашен. Я постелила себе внизу — в той самой гостевой комнате, где ночевал Алексей. Едва закрыла глаза, звонок от него:

— Ты уже дома?

— Да.

— А я у друга.

Повисла пауза. Чувствую, Алексей ждет, что я его позову, приглашу приехать.

В голове крутится: «Ну почему раньше не сказала, что замужем? Нужно было, глядя прямо в глаза. Все объяснив про наши с Димой отношения...»

— Понимаешь... — начинаю я и замолкаю. — Я не могу тебя сегодня пригласить. Муж приехал.

Будто вижу его растерянное лицо:

— Какой муж?.. Ты... замужем? Почему молчишь?! Надеюсь, муж бывший?

В голосе Леши такое отчаяние, что я отвечаю:

— Теперь уже — да.

Вечером следующего дня Дима улетает в Санкт-Петербург. До самого отъезда в аэропорт возится с Пашкой и помогает Даше решать задачки. Я смотрю на него, а внутри — паника: «Надо рассказать про Алексея!

...А о чем, собственно, рассказывать? Все вилами по воде. Что у меня с ним? Ничего! Люблю его, по-настоящему люблю, но из-за детей не имею права... Или имею? «Не могут дети быть счастливыми, если их мать несчастна» — кто это сказал? Не помню... А Дима? Если он узнает, что я бросаю его ради другого мужчины, — вдруг из-за стресса вернется старая болезнь? Никогда себе этого не прощу. Лучше дождаться, когда он сам снова заговорит о разводе, и дать согласие. Его муж­ское самолюбие не пострадает, и он все легче переживет...»

Сколько раз я потом пожалела, что не решилась на откровенный разговор с Димой, не рассказала все сама! За меня это сделала одна из по­друг. Или ее муж.

В выходные я позвала семейную пару на дачу: — Алексей, про которого я вам говорила, тоже будет.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или