Полная версия сайта

«Вова на коленях клялся моей маме, что больше такого не повторится», — вспоминает однокурсница Высоцкого

Своими воспоминаниями о Владимире Высоцком поделилась его подруга и однокурсница актриса Елена Ситко.

Владимир Высоцкий с Валерием Золотухиным

Кстати, в паричке Высоцкого до сих пор другие артисты играют Лешего, наши гримеры этот его паричок содержат в идеальном состоянии. Вова, конечно, своего Лешего любил, но все же не о таких ролях он мечтал, а других Равенских ему не давал. Все разом на него навалилось — невостребованность в театре, обида за Изу, с которой так жестоко обошлись, их семейная драма, и Володя за все время нашего с ним знакомства первый раз сорвался. Это случилось на гастролях в Риге, на которые со мной поехала моя мама — поддержать, помочь, накормить ужином после спектакля. А тут Володя устроил скандал в гостинице — выбросил в окно графин, крушил мебель... На следующий день мы с мамой поехали на Рижское взморье. Я пошла плавать. А когда вышла из воды, смотрю, перед моей мамой на коленях стоит Володя: «Татьяна Федоровна, это было первый и последний раз. Обещаю!» — «Я потрясена, Вовочка, просто потрясена твоим поведением», — выговаривала ему мама. И все же она ему поверила, что такое больше не повторится: «Он дал мне слово!» К сожалению, повторилось, и, как все знают, не раз.

С волчьим билетом не брали на «Таганку»

Сейчас говорят, что на «Таганку» к Любимову Володю привела наша однокурсница Тая Додина, которая к тому времени уже работала у Юрия Петровича. Но события разворачивались на моих глазах, и я-то знаю, что все не так просто. На гастролях, кажется в Свердловске, у Володи случился очередной срыв. И вот с другим нашим артистом Стрельниковым они купили в аптеке прозрачные пластмассовые утки для лежачих больных и для смеха залили в них пиво, а к стенам в номере канцелярскими кнопками прикрепили кильки — ими же и закусывали. Приходит зам­директора и говорит Высоцкому: «Мальчик мой, ну сколько можно? Мы тебя бережем, ты нам нужен, ты перспективный!» 

Когда артисту ничего играть не дают — его вот так всегда и удерживают, какими-то такими словами… Володя послушно кивал, а потом достал утку и отхлебнул из нее. Замдиректора затошнило, он выскочил из номера. А на следующий день появился приказ об увольнении Высоцкого из Театра Пушкина, причем с такой формулировкой, с которой ни один театр не имел права взять его в свою труппу. Это был очень тяжелый для Вовы период — он остался не у дел, без денег и перспектив.

Но он по-прежнему часто бывал у нас дома, и мы до пяти утра слушали его песни. Володя пел у всех своих друзей и знакомых, и вот где-то его услышал большой поклонник бардов Александр Алабян, сын Людмилы Целиковской, которая тогда была женой Любимова. И, потрясенный исполнением Высоцкого, Алабян рассказал про него Юрию Петровичу, который как раз искал поющих артистов в спектакль «Добрый человек из Сезуана». Любимов обрадовался: «Приведи-ка его».

И все бы хорошо, Юрия Петровича Вова тоже очаровал, но как его взять в театр с испорченной трудовой книжкой? Пришлось Высоцкому идти на поклон к Равенских, просить прощения, умолять взять его обратно в Театр Пушкина. И наш главреж, поупивавшись своей властью, все-таки распорядился оформить Высоцкого в штат. Правда, теперь Вова только числился в труппе, его больше не занимали даже в эпизодах. Но главное — ужасная запись в трудовой книжке была «закрыта». А через год он ушел на «Таганку». Не знаю, в какой момент ко всей этой истории подключилась Тая Додина, но, думаю, она тоже хлопотала за Вову перед Любимовым, мы все тогда за него переживали.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или