Полная версия сайта

Валентин Гафт: Почему Эльдар Рязанов взял его в «Гараж» вместо Ширвиндта?

«В «Гараже» снималась моя нынешняя жена Оля Остроумова. Но тогда мы так и не познакомились. Я в...

Валентин Гафт с Аллой Будницкой и Ией Саввиной

И вот я закончил учебу в Школе-студии, и нужно было устраиваться в театр. Я сразу хотел в «Современник» к Ефремову. Он преподавал у нас на первом курсе. Я тогда думал, что артист, как мой папа говорил, такой представительный, с бабочкой, с поставленным голосом — ну вот Мас­сальский. А к нам пришел этакий пионервожатый, каких я еще недавно видел в пионерском лагере. Ефремов остро ощущал время и был заряжен на будущее. Он поражал, зажигал, за ним хотелось идти. И я бы пошел. Он хорошо ко мне относился и взял бы в театр, но Галя Волчек тогда поставила на мне крест, вот не нравился я ей. Сейчас Галя говорит, что такого не помнит, и вообще, такого не было. Но именно так и было! Я пробовал попасть в «Современник» через Лилю Толмачеву, через Олега Табакова, с которым мы учились на одном курсе и до сих пор дружим. Но они не стали за меня хлопотать. Сейчас-то я понимаю: на Табакова надо было просто поднажать посильнее, но у меня духу не хватило. 

Пришлось идти в другой театр. В студию на меня прислали заявку из Ермоловского театра. Но когда я туда пришел, там сменился главный режиссер, и все старые заявки были отменены. Мне сказали: «Спасибо, вы нам не нужны». И начались мои хождения по театрам, меня даже называли чемпионом по смене места работы, друзья не успевали следить, где я сейчас играю. Сначала Юрий Завадский взял меня в «Моссовет» — его попросил об этом Дмитрий Николаевич Журавлев, преподававший у нас в студии: «У меня здесь есть один чудак, сидит без работы, посмотри его и возьми». Показался я, кажется, скверно, но Журавлеву Завадский не мог отказать. Мне дали роль в спектакле «Корнелия», где я сыграл одного из трех сыновей героини Веры Марецкой. А потом вышла рецензия, где меня впервые упомянули: «Как всегда, блистательно играла Вера Петровна Марецкая, и, как всегда, плохо играли ее дети: М. Погоржельский, В. Кучеровский, В. Гафт». 

Это была правда: у меня ничего не получалось. Причем Завадский сказал: «Не надо его трогать и делать ему замечаний, будет еще хуже». И все же он хорошо ко мне относился, вел со мной серьезные разговоры. И доверял самое дорогое. Он очень любил длинные разноцветные карандаши и всегда носил их в кармане, а выходя на поклон, давал подержать их мне, чтобы они не выпали. Это был знак особого уважения. А ушел я из «Моссовета» так. Мы готовились выпускать спектакль «Выгодный жених» по пьесе братьев Тур, и я никак не мог понять, чего от меня добивается режиссер Александр Шапс. Мужик-то был хороший, только орал все время. Репетировали на гастролях в Донецке. И вот Шапс кричит: «Открывайте дверь правой рукой!» Спрашиваю: «И это вся режиссура? Мне правой неудобно, здесь левой лучше, и я сразу окажусь там, где надо!» — «А я сказал — правой! Все, до следующей репетиции!» 

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или