Полная версия сайта

Евгений Евстигнеев: неизвестные воспоминания

«Я жив...» — так будет называться книга о легендарном артисте, которую сейчас готовит к печати вдова Евгения Александровича актриса Ирина Цывина.

Евгений Евстигнеев

Книга об артисте, которого любила вся страна, состоит из воспоминаний актеров, режиссеров, писателей, друживших и работавших с Евгением Александровичем. Некоторые из них читатели «7 Дней» могут прочесть еще до выхода в свет этого уникального издания.

С Евгением Евстигнеевым  я познакомился в 1957 году, когда учился в Школе-студии МХАТ, — рассказывает Всеволод Шилов­ский. — Это было как раз то время, когда создавался театр «Современник». Своего помещения у театра еще не было, и «папа Веня» — как все называли ректора Вениамина Захаровича Радомысленского, предоставлял Еф­ремову и его артистам для репетиций аудитории Школы-студии. Если говорить о режиссерской методике «Современника», то я бы назвал ее «противомхатовской». В отличие от артистов МХАТа, актеры «Современника» говорили очень тихо. Почти так, как мы говорим в жизни. На сцене Школы-студии их игра выглядела естественной и органичной. Но когда «Современник» переехал в собственное здание на площади Маяковского, из зала иногда раздавалось: «Громче-то можно?» И только одного «господина артиста» слышно было всегда: Евгения Евстигнеева. А вести себя как-то иначе, даже в угоду режиссерской трактовке, Женя просто не мог. Если люди на тебя пришли, заплатили деньги, ты должен вложить им в ухо каждое слово, каждую реплику, где бы кто ни сидел — в партере или на галерке.

Могу похвастаться, что мы, студенты Школы-студии, стали первыми зрителями знаменитого впоследствии спектакля театра «Современник» «Голый король» по пьесе Евгения Шварца. Шла сдача спектакля чиновникам от управления культуры. В зале — одни «рожи». Не лица, а именно рожи, хранившие на протяжении всего действия каменное молчание, в то время как мы, студийцы, буквально подыхали от смеха. С этими людьми чуть шок не случился, когда неизвестно откуда раздались наши «бурные и продолжительные» аплодисменты. Ведь мы присутствовали на спектакле, что называется, инкогнито, скрытые от глаз чиновников. Все занятые в «Голом короле» актеры играли прекрасно. Особенно Игорь Кваша и Олег Табаков. Причем Табаков играл роль повара почти без слов. Очень хорошо и смешно чихал. Но все они только играли. А Евстигнеев — парил. Иного слова не подберу. Он, человек нетеатральной внешности, держал весь спектакль.

В кинематограф Евстигнеев не пришел, как приходят многие, — он буквально ворвался в него. Причем ворвался сразу к лучшим режиссерам. Они все хотели его снимать. Я уж не говорю про молоденького Элема Климова. Он делал тогда свою дипломную работу — короткометражку о пионерском лагере (речь идет о фильме «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен. — Прим. ред.). В роли глуповатого, но без меры и не по делу инициативного начальника лагеря предложил сняться Евстигнееву. Женя согласился. Короткометражку посмотрело начальство, одобрило и сказало Климову: «Делай полнометражный фильм». И тут уж Евстигнеев развернулся во всю мощь своего таланта. Фильм сразу стал популярным. А с ним и Евгений Евстигнеев. Реплики его героя мгновенно были разобраны на цитаты. А сам герой Жени — товарищ Дынин — стал смешным и одновременно страшноватым символом бюрократического идиотизма на все времена…

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или