Полная версия сайта

Памяти Дмитрия Хворостовского: репортаж из лондонской квартиры певца

Как знаменитый певец жил в Англии.

 Дмитрий  Хворостовский

Все недолгое время, пока Хворостовский находится в Лондоне, он полностью принадлежит детям. «Сейчас я особое внимание уделяю Максиму, — признается Дмитрий. — Ведь Флоша сосредоточена на Нине, а я не хочу, чтобы сын почувствовал себя обделенным родительским вниманием. Я играю с ним, читаю на ночь сказки, а купание превращается у нас в настоящий «морской бой» часа на полтора. Недавно Максим гостил у родителей Флоши в Женеве и очень быстро перешел с русского языка на французский. У меня от этого волосы встали дыбом. Но сейчас благодаря постоянному общению со мной и моими родителями, которые приехали из Москвы познакомиться с Ниночкой, сын снова вспомнил русский. К тому же скоро у него появится русская няня. А потом планируем отдать его в школу при православной церкви. Хотя мы с Флошей люди неверующие. Правда, я покрестился в 27 лет, после того как чуть не разбился самолет, в котором я летел из Англии в Ирландию. Все вокруг молились, а я не знал, кого мне просить о спасении. И дал себе слово — если останусь жив, крещусь. Так и сделал. Но верующим после этого не стал. Верю в другое — в любовь, в талант, в труд, в удачу…»

 Дмитрий  Хворостовский

Удач в жизни Хворостовского было немало. Он родился в одном из российских оперных центров — Красноярске. Папа, певец-любитель и химик по профессии, быстро разглядел в сыне вокальный талант и отдал его в музыкальную школу, хотя сам мальчик любил до одури играть в футбол и регулярно прогуливал уроки сольфеджио и фортепиано, предпочитая болтаться по улицам. А после окончания «музыкалки» будущая оперная звезда вообще отбилась от рук. Дима дрался, курил, выпивал. А его прическа приводила в ярость учителей — длинные волосы Хворостовский отрастил, чтобы солировать в школьной рок-группе «Rainbow», где и получил первые гонорары — за выступления на танцах и свадьбах. «В то время главной целью моей музыкальной деятельности было привлечение внимания девчонок, которые всегда сохнут по фронтменам», — смеется Дмитрий. Окончив школу с отвратительной характеристикой и «тройками» в аттестате (единственная «пятерка» была только по физкультуре), Дмитрий решил ехать на БАМ укладывать шпалы — все равно никакой институт ему «не грозил». Но отец за руку отвел сына в педучилище на дирижерско-хоровое отделение. «Я поступил легко, потому что мальчиков был недобор, — улыбается Хворостовский. — Зато девчонок хоть отбавляй, и это мне очень понравилось — я попал как лис в курятник! Там меня и «зацепила» музыка. Я начал серьезно заниматься фортепиано и, главное, благодаря педагогу Галине Астаниной увлекся вокалом, причем настолько, что пел без остановки — как петушок, которого дергаешь за хвост, а он все равно кукарекает. Бедные мои соседи!.. 

Окончив училище, я поступил в местный институт искусств, где за меня взялась завкафедрой Екатерина Иофель. Она без сожаления шпыняла меня, заставляя петь с эмоциональным наполнением даже гаммы. Именно эти терзания и помогли мне состояться. Ведь голос есть у многих. Но главное — уметь преодолевать страх и, выходя на сцену, раскрывать не только рот, но и душу... На втором курсе я уже стал солистом Красноярской оперы. Честно скажу, амбиции тогда у меня были огромные: я мыслил себя не меньше чем Карузо или Паваротти. На Всесоюзный конкурс имени Глинки в 1987 году поехал абсолютно уверенный в своей победе, поэтому вместо того, чтобы думать о выступлениях, кадрил девчонок. Выиграв конкурс, я ответил отказом на предложение пойти стажером в Большой театр. Ведь я уже был величиной — уважаемым солистом! Уверенный в своей исключительности, я победил и на международном конкурсе в Тулузе. 


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или