Полная версия сайта

Андрей Макаревич признался в любви к змеям

«У меня до недавнего времени жили Чук и Гек породы бернский зенненхунд», — рассказывает Андрей Макаревич...

«У меня до недавнего времени жили Чук и Гек породы бернский зенненхунд, — рассказывает Андрей Макаревич. — Очень красивые пастушьи собаки, большие мохнатые черно-желто-белые. Сейчас в доме остался только Гек, а Чук обитает в санатории, в приюте, потому что у него в очень тяжелой форме дисплазия и он не может ходить. Сейчас решаю вопрос об операции. Уже нашел за границей одного хирурга, который может за это взяться. Но это очень сложно: нужно сделать здесь сложные анализы, послать ему материалы, а потом большую собаку, которая самостоятельно не передвигается, как-то туда транспортировать.

Животные — это огромная ответственность». «Тигровый питон Брунгильда, девочка, растет просто на глазах. Недавно была 80-сантиметровым червячком, а стала 2,5 метра. Скоро вырастет до пяти или шести. Я с ужасом думаю, что с ней буду делать через год, потому что даже сейчас поднимаю с трудом. Если питона не брать на руки, он быстро отвыкнет от этого, одичает. А это опасно. Кстати, поднимать Брунгильду на руки и гладить очень приятно. Я давно хотел завести питона. В детстве мечтал стать герпетологом и изучать змей. Об этом узнал мой товарищ дрессировщик Юра Дуров и тут же подарил мне маленькую питониху, у которой оказался хороший аппетит».

Полностью эксклюзивное интервью Андрея Макаревича о детстве и восприятии мира через обоняние, интересных друзьях и сумасшедших женщинах, музыке и живописи, сбывшихся мечтах и угасших желаниях читайте в новом номере журнала «Семь Дней» и у нас на сайте.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или