Полная версия сайта

Владимир Финогеев: Правильный посол

«Ты сможешь поставить селедку на хвост, чтобы она не падала?» — Слава вперся в меня хитрым...

«Ты сможешь поставить селедку на хвост, чтобы она не падала?» — Слава вперся в меня хитрым взглядом, как обычно пытаясь сломать мой здравый смысл своей запредельной логикой. Я предложил ему свою, тоже нелегкую логику: «У тебя был тяжелый день?» — «Зря иронизируешь, — отвечал он совершенно спокойно. — Я тебя спрашиваю вполне серьезно: можешь ли ты поставить селедку на хвост или хотя бы на голову?» — «А что, на голову легче?» Он проигнорировал вопрос. «Почему ты не отвечаешь прямо?» — спросил он. «Я не отвечаю прямо, потому что ты не ждешь от меня прямого ответа, потому что прямой ответ очевиден: мы оба знаем его. Единственное, чего я не понимаю, зачем ты задаешь такие...» — я замешкался, подыскивая слово. Он помог: «Глупые вопросы?» — «Нет, не глупые, это не глупый вопрос. Он дурацкий». — «А что, есть отличие?» — «За глупым нет ничего, кроме глупости, а за дурацким стоит какая-то штучка, какая-то закавычка, какая-то параллель. Но я не могу ее открыть». Я остановился и внимательно посмотрел на Славу. Тот улыбался улыбкой пророка. Впрочем, пророка я никогда не видал, может быть, это была другая улыбка. Тут что-то забрезжило в голове. Я удивился этой мысли, точнее, не мысли даже, а тому, как она вообще могла появиться. «Погоди, неужели это как-то связано с долголетием?» — «Смотри-ка, ты начинаешь схватывать суть дела». — «Серьезно? Я рад. Хотя, если честно, я очень надеялся, что ты скажешь мне, что я ошибся. Потому что я даже не представляю, как это может быть связано». — «Напрасно, — отвечал он, — посмотри вокруг, везде: истины вставлены в истины, как матрешки. Всю вселенную можно вытащить из каждой ее точки. А если все есть в каждой точке, то, конечно, селедка и долголетие непременно связаны». — «Возможно, сама селедка и связана с долгожительством, это, я полагаю, еще можно обосновать. Известно, что сельдь является одним из самых полезных продуктов. Она содержит жирные кислоты омега-3, они улучшают работу сердца, сосудов, мозга, нормализуют давление, помогают справляться с депрессивными состояниями. В ней содержатся витамины В1, В2, В6, В9, В12, А, РР, Е. Но особенно много витамина D, который помогает усвоению кальция и препятствует развитию кожных онкологических заболеваний. То есть кушайте сельдь, и проживете долго и здорово, — вот что я знаю. И если бы ты предложил мне ее как питательный продукт для долгожителя, я бы принял, но как можно соединить процедуру поставить ее на хвост с продолжительностью жизни, не представляю». — «А я тебе расскажу». — «Ну давай». — «Так слушай», — сказал он, понизив голос, и сделал такую долгую паузу, что я вспомнил две фантастические по силе паузы, с которыми я когда-либо сталкивался в жизни. Первая случилась в 1976 году. Я служил во Пскове, в военно-транспортной авиации, летал на «Ан-12» в качестве бортпереводчика. Бортпереводчик при полетах за границей переводит радиообмен между пилотами и землей, так как разговоры ведутся на английском языке. Во Псков приехал Святослав Рихтер, выдающийся пианист ХХ века. Концерт проходил в каком-то городском зале человек на 300. Я сидел в первом ряду. По залу прокатывался шумок — шепотки, зевки, кашель. На сцене стоит черный рояль. Входит Рихтер. Все заерзали, стулья заскрипели, пронеслись вздохи восхищения, но почему-то не было аплодисментов. Он сухо поклонился. Сел за инструмент. Поднял руки и задержал их. Руки висят в воздухе. Ничего не происходит. Минута, другая, третья. Пауза становилась невыносима, но вот чудо — наступила такая тишина, мне показалось, я оглох, я не слышал ни единого звука, никто не дышал, все замерли. Только после этого руки Рихтера опустились на клавиши, грянула музыка. Вторую паузу учинил Сергей Аполлинариевич Герасимов на Международной конференции обществ дружбы, которая проводилась в Колонном зале Дома Союзов году в 1981—1982-м. Заседание шло уже несколько часов. Докладчики выходили на трибуну и читали длиннющие, скучнейшие доклады. Публика изнемогала. Никто не слушал. Завелись всеобщие разговоры. В зале стоял монотонный гул. Появляется Герасимов. Его никто не замечает. Зал продолжает жить своей жизнью. Герасимов встает за трибуну, у него нет никакого текста, он облокачивается на кафедру, наклоняет вперед голову с мощным лбом и крупными чертами лица, молчит, смотрит в зал. Я сидел с блокнотом на коленях, у меня были оргдела, я не слушал докладчиков, а составлял планы: какую делегацию куда вести, с кем и когда будут проходить рабочие встречи, как распорядиться транспортом, что заказать на обед и прочая, и прочая. Вдруг понимаю, что-то не то. Докладчик молчит. Вышел — и ни слова. Это ЧП! Надо сказать, что мы отвечали и за доклады с советской стороны. У меня в голове зароились мысли, что ему забыли дать написанную речь и он ждет, чтобы ее поднесли. Ужас! За это могли уволить с плохой характеристикой. Я смотрю на Герасимова и вижу: нет, дело не в тексте. Ему не нужен текст. Он держит паузу. И вот въехала «гильотина тишины», ее сверкающее лезвие отрубало одну за другой все говорящие головы. Упало страшное безмолвие, у меня волосы встали дыбом, я не мог поверить, что это происходит. Было ощущение, что остановилась страна, от рабочего и крестьянина до члена Политбюро. Только тогда Герасимов стал говорить. Никогда не забуду это переживание: пока звучал его голос, я находился в сладостном божественном свете истины...

Это все мгновенно пронеслось в моей голове, пока Слава молчал. Тут я увидел, что он молчит иначе, Слава наклонился и роется в своем объемистом порт­феле. Меня охватили страшные подозрения, неужели?! И я был прав. Он вытащил из темной коричневой глубины промокший бумажный сверток, запах пряного посола подтвердил мою догадку. Она! Одно дело говорить о селедке вообще, другое дело видеть, обонять и осязать ее масляное серебристо-голубое тело. Я потер руки: «Крупная! Это залом? Сейчас мы ее порежем, посыплем лучком зелененьким, а в холодильничке у меня есть подо что». Он остановил меня суровым взглядом. «Подожди, — оторопел я, — ты что, действительно будешь ставить ее на хвост?» Он покачал головой: «Взгляни на нее. Посмотри, какой это мощный подводный снаряд. Разве ты можешь сразиться с ним, оказавшись в водной стихии?! Стремительная маневренная система. Сельдь может развивать скорость до 50 км/час. Ты, чудовищно напрягаясь, можешь показать от силы

8 км/час. Представляешь? Разве ты можешь ее поймать? Это хитрое, осторожное и сильное создание». — «Но ведь ловят же. Эту поймали?!» — «Ее нельзя поймать, пока она сама этого не захочет, так вот я доложу тебе, что она добровольно попадается на крючок. Да-да! По доброй воле. Она переходит на более высокий уровень развития — ступень служения. Она специально приносит в жертву свое тело, чтобы ты не умер с голоду, а продолжил свое существование. Она дарит тебе еще несколько дней жизни, как и каждое из биологических существ, от курицы до пшеничного колоса. А ты, вместо благоговейного принятия ее дара, хотел дежурно закусить ею водку. Это все равно что, сидя в развязной позе, нога на ногу, откинувшись в кресле, с папиросой в углу рта, читать молитву из Евангелия». — «И все-таки я не очень понимаю, при чем здесь твоя идея поставить селедку на хвост и как это связано с долголетием?» — «В обычной ситуации обычному человеку не придет в голову благодарить селедку, и уж совсем невозможно следовать примеру сельди — ежедневно жертвовать собой ради жизни других, это так же нелепо, как пытаться поставить селедку на хвост. Постановкой такого абсурдного вопроса я хотел перевернуть, взломать наше обычное мышление. Поскольку теперь также достоверно установлено, что чувство благодарности и желание служить не себе, а людям, помогает оставаться здоровым и продлевает жизнь. Позволь я тебе зачитаю одно правило доктора Хинохары, который прожил 105 лет и умер стоя, на работе. Вот что он говорил: «Жить долго — это прекрасно. До 60 лет мы работаем на благо своей семьи и нам легко достигать намеченных целей. Но потом мы должны стараться на благо всего общества, — он остановился и, подняв вверх указательный палец, продолжил: — С тех пор как мне исполнилось 65, я работаю бесплатно по 18 часов в день семь дней в неделю. И наслаждаюсь каждой минутой».

Рисунок 1 Рисунок 2

Ради продления активной жизни усилим стремление служить людям и работать на общее благо. Для этого безымянным пальцем в течение минуты промассируем первое поле по фигуре круга по часовой стрелке (рис. 2, фигура круга — красный, направления массажа — стрелочки).

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или