Полная версия сайта

Ольга Анохина: «Необходимая жертва»

«Телефонный звонок звучал тревожно и настойчиво. У меня сразу появилось ощущение, что случилось...

Ольга Анохина

«Телефонный звонок звучал тревожно и настойчиво. У меня сразу появилось ощущение, что случилось что-то страшное, что-то непоправимое. Я взяла трубку. «Ольга Михайловна, приезжайте, пожалуйста, в больницу. Катя впала в кому...» Через десять минут я уже была в такси».

«В тот год моя знакомая Анаста­сия отмечала день рождения с друзьями. День начался просто замечательно. Любящий муж подал Насте кофе в постель, подарил чудесное кольцо, а затем вместе с трехлетней малышкой Катей Володя исполнил для жены песенку «С днем рождения», аккомпанируя юной певице на гитаре. Под ногами крутился любимец семьи — собачка породы йорк­ширский терьер по кличке Роксик. Его тоже нарядили в честь праздника. Катюша, души не чаявшая в очаровательной псине, пожертвовала ей свои самые лучшие и красивые заколки, а на шею нацепила атласный бант. Ведь все члены семьи должны были в этот день быть красивыми. Даже лохматые и непоседливые.

К вечеру собрались гости. Уложив дочку спать, Настя наконец-то вздохнула с облегчением. Все же маленькому ребенку не место на взрослом празднике. Засиделись за полночь: говорили, смеялись, пели песни. Все было хорошо, только Настина золовка — сестра мужа, с которой они были лучшими подругами, — была не в настроении. «Что с тобой, Ань?» — наконец спросила именинница. «Не могу объяснить, но у меня как будто еж в животе. Страшно до ужаса, непонятная тревога в груди поселилась. Ведь вижу, вижу, что все замечательно у вас. Но все время кажется, что случится что-то плохое», — и подняв на Настю блестящие от слез глаза, Аня виновато пожала плечами.

Наконец праздник закончился. Аня осталась, как всегда, ночевать у Насти с братом. А наутро... «Настя! Вставай! Там Катя... в окно...» — голос Володи сорвался, и Анастасия поняла, что случилось что-то страшное. Муж побежал к двери, а Настя выглянула на улицу. Ребенок лежал внизу, его обступили прохожие. Настя как была, в одной ночной рубашке, выбежала на улицу. «Скорая» подъехала быстро.

В реанимации лечащий врач вышел к семье после восьми часов тревожного ожидания: «У вашей девочки нет ни переломов, ни внутреннего кровотечения... Но... Сотрясение мозга вызвало отек. Мы сделали все возможное, чтобы его снять, но ребенок впал в кому. Если она не очнется в ближайшие 24 часа, последствия будут фатальными. Остается только на Бога уповать». Настя зарыдала, а Аня кинулась звонить мне. «Тут, Аня, вот в чем дело... — стала объяснять я, когда доехала до клиники. — Можно заказать сорокоуст, свечку во здравие в церкви поставить, это все не повредит. Но вам, как я понимаю, нужно, чтобы Катюша очнулась в ближайшие 24 часа... Есть один заговор, так называемый жертвенный обряд. Я сразу должна предупредить. Так уж устроен тонкий мир, что если высшие силы в чем-то помогают, что-то они должны отнять. То, что очень дорого вашей семье». Аня и Настя только руками всплеснули. «Что может быть дороже здоровья Кати? Ничего!» Мы поехали домой к Насте и Володе, и там я принялась за дело. Сначала спросила, нет ли куклы, которую Настя сшила сама? Важно было, чтобы куклу-жертву сшила женщина из их рода. Такая, к счастью, нашлась, и времени на изготовление новой тратить не пришлось. Взяла я куклу и прочитала заговор: «Именем Адонаи, Богом Израиля, сотворившим весь мир и великое Светило для отличия дня от ночи. Заклинаю тебя, великий Ангел Анаэль, отыскать трех темных духов, главенствующих над порядком смерти. О Анаэль, заключи с ними договор ради Святой и Пречистой Троицы. Пусть они возьмут на замену плоти эту куклу. И каждый раз, когда им нужна будет новая жертва, пусть духи тьмы помнят твой наказ, не берут живых, а терзают эту гогу. Заклинаю тебя, Анаэль, дабы ты способствовал жизни моей и моего рода. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Ныне и присно и во веки веков. Аминь». Закончив, я попросила женщин молиться Пресвятой Богородице за спасение ребенка. Так, молясь, и сидели обнявшись Настя и Аня, пока не задремали. Настя проснулась от того, что ее кто-то настойчиво тряс за плечи. Открыв глаза, она увидела улыбающегося мужа. «Врач звонил, — сказал счастливый Володя, — Катя очнулась. Показатели в норме. Через день мы сможем навестить ее. Кризис миновал». Заливаясь слезами, Настя и Аня, обнявшись, кричали от восторга. Вокруг них с громким лаем прыгал ничего не понимающий Роксик. Настя схватила псинку и стала подбрасывать ее в воздух со словами: «Лохматушка моя! Твоя маленькая хозяйка поправится!» Аня звонко смеялась: «Надо его в больницу к Кате взять, вот радости будет!» Через сутки они поехали на машине уже вчетвером: Володя, Настя, Аня и Роксик. Ехали, смеялись, грезили о встрече с выздоравливающей Катюшей. Остановившись на парковке перед воротами клиники, компания выбралась из машины. Роксик был на руках у Насти, но вдруг зарычал, попытался укусить хозяйку и, вырвавшись из ее рук, бросился на дорогу. Заскрипели тормоза, раздался отчаянный визг «Лохматушки», и все ­смолкло...

На даче Катиных родителей на полянке перед домом стоит камень. Возле него всегда лежат цветы. Катя каждый год собирает в лесу колокольчики, ромашки, мелкие дикие гвоздики и украшает могилку. Уже много лет прошло с тех пор, как она чудесным образом выздоровела. Но Катя помнит семейную легенду о том, как ее преданный четвероногий друг пожертвовал своей жизнью ради нее. Ради того, чтобы Катя могла собирать в лесу цветы, учиться, радовать родителей, а о печальном событии ей напоминал лишь маленький шрам у самого виска».

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или