Полная версия сайта

Ольга Анохина: «Когда у дома есть незримый хранитель»

Дома, в которых мы живем, хранят порой невероятные тайны.

Ольга Анохина

«И как только ведьма умрет, разрушатся колдовские черные чары!» Усмехнувшись, я выключила телевизор. Кинофильм, конечно, был интересным, только совсем не правдивым. Не бывает так в жизни, не погибает проклятие колдуньи вместе с ее смертью. Наоборот, порой сильнее становится. И в этом я не раз убеждалась на собственном опыте».

«Пришедший ко мне мужчина медлил у порога, не решаясь войти... Мне был знаком этот тип людей: посетитель явно боялся, что его примут за сумасшедшего. Я решила ему помочь, пригласив на кухню. «В ногах правды нет», — с этими словами я предложила гостю присесть на кресло возле кофейного столика, тем более что как раз в этот момент засвистел вскипевший чайник. Мужчина кивнул, протянув руку для рукопожатия, представился. Звали его Семеном, и в то, что творилось в его доме, мой гость никак не мог поверить.

«Началось все, Ольга Михайловна, с того, что мой сын, 20-летний студент юридического факультета, вдруг стал слышать голоса. Мы с его ­матерью страшно перепугались... Ведь такие симптомы бывают у психических заболеваний. Тут же отправились вместе с Ильей к доктору. Врач, однако, нас успокоил: «Если ваш сын что-то и слышал, то явно наяву. Никаких у него нарушений нет». Ну, нет так нет. Через несколько дней Илья, смущаясь, рассказал, что стал слышать голоса, когда мы переехали за город, в просторный дом, который я купил для семьи. Приобрели мы его совсем недавно, и я c женой там практически не бывал. Об этом сын нас сам попросил — хотел в тишине подготовиться к сессии. Ну а поскольку квартиру мы к тому времени еще не продали, решили дать парню возможность побыть одному. Так что за те две недели были в доме раза два. Вот почему мы не сразу поняли, что слышит он то, что могут слышать и остальные. Как-то мы с Люсей приехали навестить сына поздно вечером. Привезли Илье продуктов, поговорили с ним об экзаменах. Сын стал сыпать юридическими терминами, я в какой-то момент с ним не согласился (сам в свое время окончил юридический). Заспорили. И сами не заметили, что проговорили до полуночи. Решили остаться, ведь вскоре мы собирались переехать сюда насовсем. Жена ушла спать первой, я, придя с сыном к компромиссу, тоже решил отправиться на боковую. Надел пижаму, лег к жене под бочок, закрыл глаза и тут же услышал мерзкий старушечий голос: «Ты иди-иди отсюда, иначе с ума сойдешь, с ума сойдешь, от страха поседеешь. Ты иди-иди отсюда, иначе костей не соберешь и от смерти не уйдешь». Сказать, что я испугался тогда, — ничего не сказать. Конечно, первая мысль была, что мне страшный сон приснился. Открыв глаза, не поверил себе. В комнате у окна стояла сухонькая старушка и злобно зыркала на меня темными глазами. «Кто вы и как сюда попали?» — возмутился я. «Ты с кем говоришь?» — спросила Люся, приподнявшись на подушках. «Да вот же!» — я указал в сторону окна, но там уже никого не было... Вот так и пошло. То сын эту старуху увидит, то я, то с женой бабка пересечется. И каждый раз гадости говорит, грозится, а потом исчезает, буквально в воздухе растворяется».

По-настоящему же семье Васют­киных стало страшно, когда они узнали, кто жил в этом доме. Оказалось, до них в этом доме обитала женщина с взрослой дочерью. Соседи рассказывали, что они были какие-то дерганые, постоянно испуганные. А закончилось их житье-бытье в новом доме и вовсе плохо. Как-то женщины пошли в лес по ягоды и, переходя через железнодорожные пути, попали под поезд... До этого в доме жили молодые супруги. К осени решили крышу подлатать... Нашли Милу и Ивана на земле... Как позже подтвердили соседи, Ивана на крыше как будто толкнул кто. А когда Мила кинулась на выручку и успела протянуть ему руку, сама поскользнулась и вместе с мужем полетела вниз... К счастью, оба в живых остались, но дом спешно, не объясняя причин, продали. А первой владелицей дома была женщина, которую все село подозревало в колдовстве. Злая, замкнутая, она даже собственную дочь в страхе держала.

«Получается, теперь она свой дом охраняет?» — спросил Семен. «Так бывает, когда домом владеет ведьма. Она его при жизни заговаривает, чтобы ничего из дома не украли, чтобы чужие в дом не пробрались, пожара бы не случилось. А умирая, не желая расставаться со своим жилищем, остается в доме. И ее заговор остается, да еще и сила его растет. Вот и получается, что дом защищается уже не от разбойников, воров да грабителей, а от новых жильцов. Но есть против этого обряд верный. Встаньте перед зеркалом, которое должно висеть на стене, но не стоять на столе. Трижды начитывайте: «Баба-колдуница, та, что в гробу лежит и свой гроб сторожит. Ты ходила по земле смело и вершила свое колдовское дело! Счастье собирала и у людей его отбирала! Удачу воровала и себе даровала! Подари мне, баба-колдуница, удачу! Дай мне, колдуница, счастье в жизни в придачу. Заповедаю тебе сороковой псалом. Забираю у тебя счастье и удачу. Да будет так. Аминь! Аминь! Аминь!»

Через неделю позвонил мне Семен. Сказал, что после этого обряда образ старой колдуньи стал прозрачней, а потом и вовсе исчез. «Правда, напоследок она мне пальцем погрозила... Но являться перестала».

комментировать

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...

Рейтинги

ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ
    Начни обсуждение! Оставь первый комментарий к этому материалу.



Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или